показать всё меню

Творчество Елены Чеглаковой

 

ФОРТЕ И ПИАНО МЫСЛИ
 

Сон о Поле Песен

Сижу в поле среди твоих необыкновенных песен, Певец, и они перезваниваются между собой. Песни такие разные, такие нежно звенящие и цветов необыкновенных и в то же время твои, Певец, твоё поле. И не счесть песен – и тех, которые уже поются, и новых.

Песни несут волны знаний о добре, любви, вере, надежде, самоотверженности, обо всём, о чём поёшь и будешь ещё долго петь. Мелодии вместе создают единое твоё звучание любви, в суровости пытающееся принести истину, истину звучания жизни.

Слова твоих песен, Певец, соединяются в чудесные вечно цветущие гирлянды, и в тоже время каждая песня, каждая буква слов песен живут своей таинственной жизнью, раскрывая свой красивый цветок. И в то же время они вместе…

Тайна жизни неземной и неземной в земном пронизывают это поле. Звучание твоих песен и цвета – в многогранности проявления букв, слов создают танец твоей жизни, Певец.

Написано, чтоб ты, Певец, ещё пришёл туда,
Творил безмерно, нескончаемо всегда!
И, сердце вдруг почувствовав ещё одно,
Ты Песню сочинил во имя Блага, что Дано.

Август 2014
 

Образ

Утончённо-нежный образ, словно подчиняясь звучанию небес, через произведение композитора, передающего его нам, совершал плавные, чудесные движения, окружённый воздухом, эфиром.

Окутанный чем-то наитончайшим, невидимым, этот образ в своей грациозности медленно летал, вращался, совершал движения каждой ноты, которые, казалось, струились с небес звёздами и передавали своё звучание в движение образа в пространстве, переливами движения создающего сферу прекрасного.

Февраль 2014

* * * 

Клавиши фортепиано стремились передать тот поток звуковых сочетаний, которые передавал Создатель.

У каждого фортепиано своя судьба, как у всего живого. И вообще – всё вокруг живое!

И это фортепиано всегда ждало прикосновения к своим клавишам, ждало тех чудесных волн, которые возникают при этом и передавались бы струнам звучащим то резко, то нежно, то длительно, то коротко.

Клавиши фортепиано ждали прикосновений, которые принесут миру, окружающему его, ощущение гармонии, ощущение правильного понимания жизни.

Как все по-разному понимали это! Мир нуждался в звучании именно через фортепиано, через клавиши, касания пальцами которых заставляли струны нести в этот мир звуки в сочетаниях составляющих произведения, необходимые человечеству и, пожалуй, всем царствам природы.

Нужно ли звучание фортепиано только людям? Ведь именно человек создал его, но создал для всего мира, чтобы помочь миру созвучать в своих частях.

Вернее, фортепиано создал Создатель через человека, подвёл человека к мысли воплотить в таком сочетании инструмент, сонастраивающий с миром окружающим.

Фортепиано для прекрасных музыкальных произведений, звучание которых передаётся всему миру через пространство, которое сонастраивает мир через разные темы звучащие, через множество тем жизни. Какой необыкновенно ответственный процесс!

8.04.2012 г.

* * *

Над островами пели птицы, играли в небе высоко и утончённо с небом говорили.

Да! Над островами музыка звучала, она слагалась по мелодии Творца.

И птицы в небе, что играли, вдруг передали фортепиано, стоящему на островах, желание звучать для Мира утончённо.

И сердце инструмента притянуло вдруг со-творца. Не вдруг… Он ждал момента нажать на клавиши и им излить всю полноту услышанного им звучанья на островах.

И все деревья, кронами своими вносившие в звучанье тоже лепту, ещё сильнее все объединились и пели вместе с птицами и небом.

И царство минералов зазвучало в раздумье медленном, достойным лишь для них. Но звук их по составу был столь красив и необычен, что кроны всех деревьев замолчали и замерли, давая ход другим.

А фортепиано с со-творцом звучало и обнимало всех, ввысь уносило в упоенье весь этот гимн прекрасный всей Природе!

9.04.2012 г.

 Доброе утро форте и пиано!

«Доброе утро!» – сказали Васильки Одуванчикам. Они находились рядом, сказали и всему пространству. В лучах восходящего Солнца так хотелось сказать «Доброе утро», а значит, будет и «Добрый день», «Добрый вечер», «Доброй ночи». Волна доброго пошла изменять всё вокруг к доброму.

«Доброе утро!» – сказал Одуванчик Божьей Коровке, которая ползла к цветку Василька. А Василёк смеялся, такая она была забавная. Лучи восходящего Солнца возвестили утро. Солнце медленно поднималось, озаряя всё вокруг. И на лугу все постепенно просыпались. Обычно кто повыше просыпался раньше, кто пониже – позже. Зависело это от того, насколько Свет проникал ближе к земле. А может быть, они все одинаково чувствуют, что наступило утро. Есть цветы, которые вечером закрываются, а утром открываются. Здесь всё понятно. Как же будет, если облака или тучи закроют Солнце? Но светло же всё равно становится в определённой мере. Солнце же светит и за тучами, и за облаками. И всё равно будет «Доброе утро», даже если Солнце не видно. Одуванчику это «Доброе утро!» очень важно. Васильки стоят и стоят свой век. Одуванчик частью своей белой пушистой скоро улетит и это «Доброе утро» унесёт в памяти, чтобы вернуться в следующем году и сразу вспомнить. Скоро Одуванчик станет жёлтым. Но и другим растениям важно запомнить это «Доброе утро!», чтобы на следующий год быстро вспомнить и этим уже сделать добро.

Крапива произносила: «Доброе утро!» – и никто не удивлялся. Никто и не думал, что раз Крапива, то и не добрая. У всех свои функции. Есть же ещё ядовитые растения. А как с ними быть? Кому то они и не ядовиты. Может для камня нужны, для жука, а может лось лечится. А может ядовитые растения – испытания для людей? Будут ли травить кого-либо или себя? Или нет? Растения стоят рядом и знают о том, что ядовитые растения существуют и для испытания, и для воспитания, а потому и им желают «Доброе утро!».

Ну, а всё же есть на лугу те, кому не желают «Доброе утро!»? Есть ли среди них, кто провинился или, наоборот, очень хороший? Как они живут на лугу все вместе? Как планеты? Если луг красивый, цветущий, то видно всё в порядке. Если не очень красивый, то может, что-то с почвой? У растений есть судьба, карма или как-то по-другому называемые причинно-следственные взаимосвязи, но этот Закон для всех.

Цветы, посланцы Высшего Мира, рождены для насыщения красотой пространства и для отбора красивых сильных растений для семян. И люди должны отбирать в себе всё лучшее, светлое, для будущего нужное и растить это в постоянстве. Но как? Каждый сам, один? И если один, то почему один? Сам – это понятно. Но удержаться самому как? Мир весь – вместе и для всех. Если бы каждый только о себе и для себя, то и Мира тоже, в конце концов, не было бы.

Но, а где же форте и пиано? Оно не запланировано Создателем на лугу. А там, где оно может звучать, передаёт звучанием своих струн через клавиши с со-творцом и просыпание цветов и трав на лугу, в лучах восходящего Солнца, и «Доброе утро!», и расскажет о тучах и облаках преградивших лучам Солнца на время путь к земле. Передаст и о людях, которые стремятся стать лучше, гармоничнее, стремятся помочь другим людям стать лучше и побороть тех, кто против этого. Потому что без созидания нет будущего, и Мир не сможет существовать. И о примерах ошибок надо знать и не повторять их. Но светлого звучания должно быть больше, потому что Мир Создан, и должен процветать в правильном понимании, иначе нет смысла.

11.04.2012 г.

* * *

Форте-пиано стояло на пригорке и звучало. Вокруг сидели люди, а звуки природы сливались со звучанием форте-пиано. Кто-то говорил о нарушении звучания природы, мол она и так хороша именно в этом месте. Но природа разрешила, притянула форте-пиано именно сюда, к людям, чтобы усилить у них ощущение от звучания форте-пиано и природы. Они были так созвучны! Мелодия сливалась со звучанием природы! Кто-то говорил о необходимости убрать форте-пиано в помещение, вокруг сыро, минералы, воздух, вода, растения – всё действует на струны, на деревянные части, необходима настройка, необходимо беречь инструмент...

Но это было особое форте-пиано. Оно стремилось к людям, природе, ждало руки и сердце, которые создавали необыкновенное звучание. Оно не боялось ничего. Оно было очень стойким. Оно знало о необходимости гармонизации всего вокруг и решило помочь своим звучанием. Оно желало Миру радости, успеха. Успеха не в приобретении денег, а в счастье быть и помогать Светлым делам – особым Божественным делам, меняющим мир к лучшему.

Со склона скалы рядом ручейки вытекали из одного места, в разные стороны вниз. Они журчали, звенели, струились каждый как-то особенно. Ручейки рассказывали миру о красоте, о радости, о весеннем расцвете, о необходимости творчества. Они сами творили своими потоками, творили свой путь, весело пробегая по скале ко всем царствам природы, творили журчанием, омовением, питанием. Они были чуть слышны людям, но дополняли форте-пиано, внося свою ноту в окружающий мир.

Форте-пиано и природа привлекали людей слушать совместное их звучание и созвучать им, чтобы человек учился созвучать природе, со всеми её царствами, а она с ним - он же часть природы, высшее царство. Да! И всё это для дальнейшего совместного развития, улучшения жизни. Возможны варианты созвучия природы и человека через струны, звуки судьбы. Нельзя, чтобы где-то, а тем более в природе звучали негармоничные, не созвучные, разрушительные звуки. Но кто оценит. Только сердце. Надо их найти - эти сердца.

Май 2012 г.

Рояль и Орган

Рояль замер всеми струнами и клавишами, хотя он и так молчал. Но сейчас он даже замер! Играл его старший брат Орган. У него столько клавишей, педалей, он такой большой, красивый, объёмный в звучании, что невозможно не замереть профессионалу.
Первые же аккорды органа уносили ввысь даже не задумывающихся об этом. Они не ощущали особого состояния невесомости своей плоти, своего физического тела. Чувствовали, что устремлялись вслед за звуками какой-то своей составляющей частью, неведомой может быть им. Кто-то понимал о сердце, кто-то о душе, кто-то стал ближе к своему духу, если задумывался о нём. И всё это делал Орган и это, очень хорошее музыкальное произведение в руках мастера.

Звучало очень хорошее произведение. Оно как бы вводило всех присутствующих в свой поток протяжно-насыщенных спирально восходящих звуков. Оно скрепляло между собой, возвышало и создавало особую сферу взаимосвязей на время звучания, а возможно и дольше…, совсем незнакомых людей, которые так и останутся незнакомыми. Но никто не знает, может быть они уже когда-то встречались в прошлых воплощениях, и сейчас в этот зал их привела судьба. Конечно судьба, которая сейчас оставляла в их сердце, душе след звуков гармоничных, успокаивающих и в то же время тревожащих чувства. Многие были на грани неисполнения чего-то великого, к которому должны быть причастны, и, может быть, не пробудились, не поняли сути жизни вечной, по заданию высокому, не претворённому как надо во имя Света, Блага.

Рояль всё чувствовал, он знал – есть произведения, в которых и он может помогать Органу в этом прекрасном деле наполнения, пробуждения человечества. Он ещё чувствовал на себе руки создателей, которые с любовью собирали его, остались в памяти и все прикосновения аккомпаниаторов, исполнителей. Он счастлив был этому сильному по действию в пространстве разнообразному звучанию Органа.

Старший брат – большой, неповоротливый инструмент, нёс божественно прекрасные звуки, соединяясь с тем, кто руководил им в этот необыкновенный час, с тем, на ком лежала ответственность за звучание органа и значит за человечество, окружающий мир, который впитывал в себя эти звуки, пропускал через сердце и отдавал на этой волне миру тоже особенное, созвучное. А кто не понял ничего в этом особенном действии или раздражался, или был равнодушным – это его беда, но и всего мироздания…

Играл старший брат Орган, и Рояль замер, воспринимая объёмные, сильные звуки, устремляющие к небесам. Орган звучал в руках мастера-исполнителя, и его звучание соединяло сердца совсем по-другому, особенно, отлично от других инструментов. Он звучал иногда так насыщенно спирально, что невозможно так передавать это состояние другими инструментами. Летящие, не смолкающие длительно и уходящие во времени в пространство не просто звуки, а огромные потоки звуков волнами обволакивали слушателей то нежно, трепетно, ласково, то сильно, бурно устремляя с собой, не принимая возражения, увлекая за собою ввысь максимально возможными звуками, которые только может выдержать человеческое сердце.

Хочется играть сутками, если есть созвучие, которое дают необыкновенные по звучанию ноты, складывая мелодии, отражающие страдания, мольбы, гнев, разрушения в человечестве, в природе, и покрывая это чудесным звучанием созидания, утончения, возвышения, в необходимом преобладании по соотношению, чтобы вселить в людей надежду на лучшее будущее, отогнать от них возможность окрашиваться тёмно-серым.

Играл старший брат Орган, играл, исполняя очень красивое музыкальное произведение, которое необходимо было мирозданию.

2012 г.
 

РИСУНКИ СЛОВОМ
 

О Доме, Берёзе и Ели...

Дом стоял в радостной улыбке, но её никто не видел. Его улыбка выражалась через каждую деталь дома. Разве так бывает? Ещё как бывает...

Это надо просто постараться почувствовать. Когда ходите мимо домов, всматривайтесь в них.

А какие у него были добрые глаза-окна!

Дом ожидал приезда хозяев, он уже чувствовал начало этого процесса движения в свою сторону хозяев. Как бы оживлялись особые взаимосвязи, после долгой разлуки. Он придёт в активное состояние своей жизни хоть и на какое-то время.

Это состояние не понять обычному, всегда заполненному людьми дому. Обычный дом часто думает, что хочется постоять в тишине и устроили бы ему хотя бы временное проветривание от большого количества хаотических мыслей со всех сторон, уехали бы все на время…

Разная судьба у домов, как и у всего существующего в мире.

Дом стоял в радостной улыбке, потому что чувствовал о себе заботу. Пусть не всё получается у хозяев, но они есть. Хозяев было много, и он был рад каждому. Они такие все разные, стремятся жить правильно. Душа, сердце хозяев оставили свои энергии и в этом доме, по совокупности всех хозяев. Это тоже создаёт трудности дому, но раз он такой необычный, что уж тут делать. В расставании всегда есть ожидание встречи, а встреча будет, он в этом был уверен, без веры нельзя жить на свете белом.

Дом был большей частью построен из растительного царства, как в жертву. Не смогли полностью сделать его деревянным, намешали немного других материалов в целях экономии. Потом поймут, что себе дороже сделали. Дерево есть дерево, служит дольше, отдаёт тепло людям, охраняет их особенное состояние, хорошее для творчества. Уж если оно для всех это делает, даже для не особенно творящих и ведущих совсем неправильный образ жизни, хоть и хочется их стукнуть при этом чем-то деревянным, чтобы одумались, – всё же вдруг одумаются, встанут на правильный путь, то для этих – устремлённых в будущее настоящее, эволюционное, хотелось дому сделать очень многое из возможного. Дом тоже был заботливым.

Иногда Дом представлял вокруг себя много красивых, даже необыкновенно украшенных домов. Его ещё не сделали красиво оформленным, но он мечтал об этом. Не хватало времени у хозяев, хоть их и много. И он представлял сразу много красиво оформленных разнообразных домов в этой местности с самыми интересными делами, происходящими вокруг них и внутри. Это всё будущее, иногда оно приходит очень быстро, прекрасное будущее, иногда очень надо потрудиться. Наверное, здесь был именно этот случай. Дом не унывал. Мечтать тоже очень хорошо. Мир должен меняться к лучшему, он же должен жить в развитии, а не угасании.
Берёза - соратница дома возможно по возрасту в этой местности, а может старше, тоже выстояла с ним много десятков лет и не потеряла присутствия духа. Сердце её звучало всегда хорошо, душа её всегда пела, вернее подпевала дому.

Совсем рядом с домом, с другой стороны стояла Ель, тоже выросла уже большая, но всё же она единоличница получилась, хотя совсем рядом стояла. Она почти касалась дома своей мохнатой лапой, густой, колючей, душистой.

Вот такие подруги были у Дома разные.

– Что-то все у вас поют, улыбаются, разговаривают, думают?
– А паровозики в мультфильме могут говорить? Да ещё и делать разнообразные дела, а их вообще причисляют к неживым. Совсем на планете Земля запутались с этими понятиями живой - неживой. Да, все живые - от создателя царства природы. И всё остальное, что создано представителями этих царств, тоже живое, когда частица души и сердца частично остаются у созданных ими.
Берёза как представительница особого вида растительного царства была самая живая, хоть и в годах, но самая молодая. Повислая по форме ветвей и по названию, но самая весёлая. Недаром образ девушки-берёзки, а не других деревьев, существует в пространстве в хороводах и без хороводов. Вокруг берёзы стояли хвойные, не все стройные, колючие. Она руководила ими своими повислыми, развевающимися ветвями, такими красивыми в любое время года. А когда она была в весенних серёжках, то кажется ямочки проглядывали на щеках среди ветвей, такая была хорошенькая. Да, всматривайтесь как можно больше в стройность берёз, в их гордый вид и становитесь такими же!

Берёза и Дом частенько тихонько пели вместе. Ель с другой стороны поглядывала на них, не перебежишь же и тоже тихонько подпевала.

Ветер всё подсмеивался над ними. Ставил себя в пример. Как развернётся иногда во всю мощь, пролетит, завьёт свою мелодию, раззадорит и дальше полетит. Но иногда так громко, что все листья и иголки затеребит, раскачает, спасенья прямо от него нет - стихия. И дому достаётся, он его даже обовьёт, погладит и вдруг резко стукнет, быстро; стихийно пролетит, пропоёт мимо. Так и живут все вместе. И много всего происходит около них чудесного и ещё будет происходить

Ноябрь 2014 г.
 

Милый, добрый ДОМ

Милый, добрый, старый дом, ты обновлён, но по сути ты старый в своих основах. Тебе дали вторую жизнь обновлением строения. Ты был счастлив от этого. Жизнь, хоть и не ярко внешне, но внутренне так и кипела у тебя периодически и до обновления. И до такого значительного обновления, как теперь, тебя обтекали мысли, разговоры и действия, и делали отложения на тебе: то утончённо трепетные; то изредка вспышками раздражения; то ровные в устремлении, в необходимости внесения изменения жизни планеты для достойного внесения её вклада в построение мироздания.

Зимой, дом, ты одинокий ждал ближайшей встречи с теми, кто вёл такие значительные разговоры об обновлении всей жизни к лучшему, с теми кто пел песни необычные по своей тематике среди окружающего мира, устремляющие к небесному восхождению.

Как у дома проходило время в ожидании будущей встречи с людьми, которые владели им и заботились о нём как могли? Это – неведомо!

Трудно проходили заботы о нём, значение его сначала было как прибежища для мыслительного процесса, рождения мыслей у носителей человеческого образца. Именно человеческого образца, потому что не всюду это встречается даже в ухоженных домах – проявления человеческих чувств, действий и главное мыслей, мыслей чрезвычайного содержания для современного окружающего мира, находящегося чаще в разбросе их от отсутствия, вялости, активности до злодейских. И вдруг в этом доме происходит произнесение иных, необычных мыслей, звучащих особым светом и борьбой за него во всех гранях жизни не только человеческой, но и всех царств природы!

Дом стоял среди ветров, снегов, дождей, как стоят все дома, предназначенные для жизни людей, даже если они заброшены. Думал ли он при этом? Кто-то посмеётся, кто-то удивится такому вопросу, кто-то рассердится, но этот дом думал. Дома ведут себя так же разнообразно, как и люди, – с мыслями и без мыслей.

Этот дом был предназначен для особой работы: внешний и внутренний вид не евростандарт. Да это и не надо было. Дом ощущал, как он меняется по своему строению, ещё до того как его стали обновлять. Он верил в грядущее значительное обновление, так убедительно люди строили планы этого процесса, обсуждая его предназначение и свои мысли вообще о жизни будущей.

Это его предназначение играло важную мировую роль соответственно предназначению мыслей, которыми были наполнены его обитатели, посещающие дом не очень регулярно. Сколько сменилось посещающих его людей, а мысли основного предназначения для человечества всё равно продолжали играть значительную роль в мироздании. Главное – они были правильными. Дом чувствовал это, так произнесены они были убедительно. Он даже махнул рукой на своё внутреннее и внешнее убранство, на медлительность действий в этом плане, на относительную неухоженность своего обрамления участком земли, который чаще содержал естественную природную растительность, способную здесь произрастать. Ну, когда же им успеть, – столько всего обсуждалось! Ему казалось, что он пропитан самыми значительными мыслями на планете.

Соседние дома спрашивали: «Как там у тебя дела? Твои обитатели выходят из дома редко, вокруг нет особой цивилизованной красоты, к которой все стремятся, не устал ли ты от них?» Дом отвечал, что он счастлив, и стоял с гордо поднятой головой-крышей, уложенной чудесным образом и увенчанной симпатичной трубой.

Период обновления Дома был затянут, может быть был каким-то не совсем профессиональным, но особые чувства, с которыми это проходило, потрясало его до глубины души, которая, как он считал, была в печке. Трубу удлинили, чтобы она могла выходить на второй этаж, который складывался тоже не совсем обычным образом.

Фундамент кричал снизу: «Сколько мне ещё ждать, ты не можешь намекнуть, чтобы и обо мне подумали, сколько ещё протяну, а то всех завалю?» Дом отвечал, что дело в доверии, лежи и лежи себе тихонечко, когда невмоготу будет – намекни. Дом уже слился со своими хозяевами, их было так много, такие разные, но главное – все мыслящие в основном хорошо.

Нога профессионала не ступала рядом с домом, баней, которые строились очень необычно даже в смене состава строителей. Да, они и не нужны были, эти профессионалы, чаще скучные люди, которые делали свою работу часто уже автоматически и тем более со значительными финансовыми подкреплениями, на них и рассчитывали особенно. А здесь было опытное познавание стройки. Дом всё искал образец себя на Тонком плане тихими ночными вечерами, ночами, когда никто не мешал, только звёзды подсвечивали в этом поиске. И он никак не находил образец – так всё быстро менялось и чаще в том числе план, в перспективах его сужения и расширения. Тонкий план с его обычной большой скоростью изменения своего состояния, не успевал за ними.

Подошло время определённой степени обновления дома, но он уже не мог удовлетворять присутствующих, дела росли, нужен стал простор. Дом был запечатлён в Тонком Мире со всеми его обитателями. Но у дома есть судьба и у его обитателей тоже...

2014 г.
 

Дух Ущелья

Дух Ущелья большой или маленький – в зависимости от того, на сколько глаза от страха велики, видимо-невидимый, с длинной белой бородой, очень красивый, воздушно-нежный и могучий охранял ущелье.

Он появлялся внезапно в трудную минуту жизни путников в ущелье, помогал невидимо. Ну как не помочь - он же добрый дух, просто хранитель ущелья.

Горы вокруг поднимались к небесам, он знал, чувствовал, берёг каждую песчинку. Но у каждой песчинки, горы тоже есть карма. А у Духа хранителя? Он же хранитель! Сколько ущелье существует, столько и он.

Зимой вершины гор покрыты снегом и, сливаясь с его бородой, мысленно играли с ней, теребили ветрами, а он гонял снега шутливо своей белой бородой. Ветры обтекали горы со всех сторон света периодически, по назначению сил особых, небесных.

Ветры разной силы, пролетая, здоровались со всеми в ущелье. Они всегда были наполнены новостями.

Карма ущелья, карма через ущелье...

Дух Ущелья появлялся внезапно перед путниками, чувствуя, кто не боится, и немного проявлялся, как бы проверяя, во что они верят. Конечно, он не собирался никого пугать, ущелье большое, столько дел, надо чтобы всё было в равновесии, в порядке.

Красота ущелья пленяла путников, звала чаще посещать, и не хотелось вторжения цивилизации. Но туристам же нужны оборудованные стоянки, хотя бы чтобы не мусорили. Дух Ущелья напоминал об этом проводникам, тихонько на ухо, чтобы не вспугнуть.

Самое трудное – пути-дороги со взрывными работами. Пусть туристы лишь тропинками ходят. А ещё самое трудное воспринимать человеческую технику. Машины рычащие, даже если людям они кажутся почти бесшумными, такие грубые! Ведь когда камешек в ущелье упадёт и то все об этом уже знают. Но всё же техника часто бывала умнее людей. Подъезжая, спрашивала разрешение на вторжение. Может это Дух Ущелья их подучивал? Иногда у машин не шла работа, денег у людей не хватало, и они оставляли ущелье в покое. Это, наверное, Дух Ущелья по своим каналам действовал. Вдруг находился иногда какой-то "зелёный" и поднимал волну заботы. И тогда люди вспоминали о том, что растёт и бегает в ущелье, боролись за сохранение первозданного. И Горы тогда расплывались в улыбке. Вы не видели, как улыбаются горы? Будете в горах, обязательно это почувствуйте. Это производит незабываемое впечатление.

Дух Ущелья старался, оберегал первозданное. Склоны Ущелья просили, молили его сразу, сами Вершины Гор обращались, если узнавали что-то неладное. Каждая частичка горы начеку, от людей всё ожидать можно.

И чтобы не упали люди в ущелье, следить надо. Хотя это их карма, но всё же на всех распространяется; высшее царство природы часто неосторожное.

Дух Ущелья всё ощущал, всё знал что надо. Силы в нём были безмерные, хоть и такая протяжённость лет жизни. Каких лет?! Тут такие измерения... Учёные по-своему считают разными методами, считают и ошибаются. В ущелье все вместе посмеиваются, когда узнают о заключениях людей. Ведь во всём столько тайны!

Дух Ущелья, трудящийся, воздушно-нежный, могучий, мужественный с длинной белой бородой, которую иногда принимали за облака, оберегал все царства в своей местности.

2014 г.

 Ноябрь

Ноябрь – последний месяц осени
Он близок сердцу моему.
Ещё поёт об осени,
Но и зима уж на ходу.

В лесу этих дней, этого месяца ручей протекал необыкновенно нежно, легко, весело. Сама природа назначила такую возможность ручью.

Он был большой протяжённости, узкий, нежно-журчащий ручей. Но в некоторых местах он разливался во всю мощь ручья. Он как бы переживал протекание по разным иным местам, здесь в этом тонком, нежном создании. Он как бы был связан со всей системой ручьёв, возможно, всей планеты!?

В крохотную величину его протекания, даже с широкими красивыми разливами были запечатлены горы с водопадами самых замысловатых форм, которых было не счесть, с запрудами, озёрами и реками. Они блистали потоками, весело журча, переливаясь, создавая особую музыку ручья, звучания которого вливались в звучание леса этой местности, всей природы.

Ручей наполнял лес чудо-звуками – то внезапными каплями, то замысловатым танцем, то медленной серенадой посвящённой травинкам, мхам, камешкам по берегам и лежащим в самом ручье. Он наполнял лес чудо-звуками, притягивая по созвучию тончайшие ноты то с гор, то с равнин, где протекали его братья ручьи и сестры реки.

Болотистые места, по которым протекал ручей, были так насыщены образами стихийных сил, что "яблоку не было места упасть". Как будто конференция проходила! Стихийные духи весело смеялись вдогонку звучания ручья – ноябрь всё же, скоро зима и так уже не побегаешь. Было весело в этой местности. Злодеев отправили чахнуть в глубину болота. Как от них избавиться – от этих противоположностей радости существования Общему Благу – сразу? С ними ещё предстояла работа. Сразу всех не изменишь...

Мхи в этом лесу раскинулись широким ковром, как бы в последний раз в максимальном проявлении своей энергии на этом этапе цикла. Они сияли своими красками, скоро уйдут под снег. Это же ноябрь. Мхи говорили до свидания небу, солнцу, дождю, всему окружающему миру. Было ли здесь проявление Общего Блага в этой красоте? Отражение его? Красоту, возможно, не все чувствовали в этом осеннем лесу ноября, получая приятное впечатление, посещая его каждый день. Но кто-то, попадая в этот лес, замечал мельчайшие детали гармонии природы в этих замысловатых и на первый взгляд неправильных формах, которые создавали единую жизнь состояния красоты. Лесные гости хотели выразить это в словах, хотели зарисовать или просто запечатлеть взором и оставить в сердце, вызвав воспоминания и создав что-то другое, но такое же чудесное.

Камни, скалы в этом лесу расположились, где пришлось. Таинственные камни, многие подо мхом, возможно, самые разнообразные по минеральному составу, воздавали дань прошлым процессам истории этой местности.

Один из персонажей нашего действия отстал от группы, задумавшись об увиденном. Задавали много вопросов: почему? Где? Когда? Ответы на многие вопросы не приходили или приходили не очень чёткие, но впереди со своей группой шёл тот, кто мог ответить на многие вопросы или помочь ответить самим.

Они о чём-то оживлённо говорили – группа и тот, кто много знал из жизни вообще, обсуждали что то важное.

А наш отставший персонаж пошёл догонять их. Обернувшись и окинув взглядом вокруг то, что притягивало, а это было всё в лесу, он понял – без ответов на важнейшие вопросы взаимосвязей природы не шагнёшь в будущее для Общего Блага. И наш отставший персонаж ускорил шаг – вдруг уйдёшь в следующее воплощение внезапно. Никто не знает, сколько ему отмерено. А там кто ответит? Ещё найти надо будет...

Ноябрь 2013 г.

Тюльпаны

Три красных тюльпана, одного из ста десяти известных видов семейства лилейных, внесли в виде приношения в дар. Это были загадочные тюльпаны, прячущие счастье в своём цветке – вестнике Высших миров, отражении сияющих невидимых Высших миров. Цветы напоминают о Божественном чуде, которое явлено в плотном мире.

Внесли в дар сияющие своей красотой тюльпаны. Четыре крупных лепестка красного цвета были закрыты, сомкнув плотно свои лепестки. Они хранили тайну шести тычинок и пестика, тайну своего внутреннего наполнения, обоеполого наполнения, своей сущности. Закрытый тюльпан продолговатыми лепестками сохранял свой внутренний мир, охраняя его от вторжения извне. Совместно с листьями стебля лепестки создавали форму приятную для созерцания. При этом кто-то напомнит о розах, фрезиях, их красоте, но тюльпаны тоже исполняли свою важную «цветочную» функцию на планете.

Не случайно в дар внесли только три срезанных тюльпана. Три – число особенное. Триединство звучит в пространстве Божественном, пронизывая миры Бытия. Тюльпаны внесли в ореоле невидимого звучания: формой необыкновенно простой и наполнением, звучащим в пространстве.

Начинались мгновения красоты дарения. Украшение момента дарения всеми возможными способами, в том числе и цветами, должно быть особое. Можно молча преподнести цветы и уже этим украсить момент дарения, когда идёт огненное объединение от сердца к сердцу. Цветы создают особую трепетность своими тонкими вибрациями посланников высоких миров. Объединяясь с аурой дарителя, они запечатлевают на себе какие-то частички его излучений и оставляют вместе с собой, напоминая невидимо об этом, принося воспоминания и сохраняя на будущее лучшие чувства.

Тюльпаны срезанные расстались со своим корнем, принесённые в жертву. Они были перенесены в вазу через определённый путь. Своим внешним видом и особым звучанием эти представители лилейных, оставив своё сердце и связь с душой и духом, принесли их отражение в стебле, цветке. Эти тюльпаны, впрочем, как и другие цветы, пришли вызвать ощущение радости, добавить ощущение радости в окружающий мир. Они принесли особую искру, напомнили об особой гармонии и красоте представителя растительного царства, наделённого особой миссией. Тюльпаны пришли напомнить о Высоких Мирах, о Мирах Огненных. Цветы – посланцы Высших Миров, как отражение тех особых процессов, гармоничных и красочных, проходящих в творении новых форм, наполненных новым прекрасным содержанием излучений нежности, трепетности, стойкости, любви. Хороша легенда о жёлтом тюльпане, в цветке которого было спрятано счастье, и о предназначении его – открыться ребёнку.

Один из самых крупных тюльпанов классического красного цвета, если можно так сказать, раскрывался на глазах у окружающих. Четыре крупных лепестка раскрывались почти горизонтально, открывая свою внутреннюю скрытую часть - может быть отражение своего потерянного сердца. Они как бы показывали процесс, который происходит с ними в естественном цикле роста. И старались перед процессом увядания в этом своём воплощении пережить всё как в естественных условиях. Тюльпан проживал весь свой век, отведённый срезанному тюльпану, стремительно стараясь наполнить окружающий мир моментом движения жизни. Срезанные цветы на какое-то время освежают, украшают окружающий мир, они идут в жертву, своей красотой принося мгновения гармонии особого мира высоких звучаний, когда это становится возможным в плотном, земном мире.

Тюльпаны проживают свой век в плотном мире и сохраняют свой облик, запечатлённый в Тонком Мире, где всё сохраняется – и прошлое, и настоящее, и будущее. А наши срезанные цветы, может быть, найдут свою сферу ещё не срезанного прошлого и продлят свой век в плотном мире, подкрепляясь энергиями из Тонкого Мира, так же как мыслеформы подкрепляют действия людей, правда и в плохом и хорошем. Тычинка тюльпана высунула свой носик из открытого тюльпана и спросила окружающих – можем ли чем-то помочь в вашей жизни? Сказала, что соцветие старается подольше удержать лепестки срезанного цветка на радость всем, а это тоже труд – сохранить функционирование с помощью воды и тонкого плана, с которым некоторые мужественные цветы так поддерживают связь с корнем.

Хороши тюльпаны в горных лугах среди других растений. Они как огоньки среди богатого энергетического явления зелёного луга. Тюльпаны раскрываются на солнце, закрываются в пасмурную погоду и ночью. Они – посланники Света.

Спасибо вам, тюльпаны и другие цветы, когда в срезанном виде несёте нежнейшие чувства, украшаете и облагораживаете окружающее и возможно быстро не попадаете в воду и где-то помогаете передать особые чувства, которые должны быть выражены и заложить основу будущему!

Апрель 2013

Снова деревья

Деревья ждали весны, ещё февраль, но он короткий. В нём меньше, чем в других месяцах, дней. Это так перед весной. Она всегда торопит: «Уходи февраль, освобождай мне место, меня ждут, уже встречают». Деревья стояли вдоль аллеи, сформированной людьми прямо посередине проспекта, среди дорог.

Деревья стояли в ожидании весны в городе, в свете фонарей с натриевыми лампами. Лампы создавали особое свечение золотыми шарами, медленно, волнами наполняя окружающий мир световым эффектом, конечно искусственным. Да что в этом городе было не искусственным? Деревья, асфальт, металл, земля, люди…? Люди, если вели себя по-настоящему, то вроде не искусственные, но всё же поведение часто искусственное, не от духа прошедшее. Трудно духу пройти через одежды личности земного воплощения, чаще человек не следит, не очищает их.
Деревья стояли в ожидании весны. Снег внезапно растаял из-за потепления, оголив все ветви. Ветви казались такие неровные, кособокие, со слегка распушёнными на концах веточками. Но это только казалось на первый взгляд тому, кто был не в том состоянии, чтобы воспринимать красоту. А они стояли такие красивые, величественные, обнажённые, застывшие в ожидании листвы, в ожидании будущего. Деревья такие разнообразные по очертаниям, медленно переговаривались так незаметно, особенно для людей. Деревья вспоминали белые ночи, им уже надоели эти искусственные натриевые лампы фонарей. Они очень хорошо освещали город, но давали искусственное освещение, от него тоже устаёшь, не успев днём набраться света от Солнца. Оно светило, но преграды из облаков создавали препятствия для лучей. Как их прогонишь, не пушкой же? Карма? Преодолевают её и Мироздание, звёзды, планеты и эта местность.

Деревья ждали весны, когда они смогут покрыться почками, молодыми листочками и принесут радость окружающему миру новым циклом природы. Хотя каждый цикл хорош и имеет определённое значение. Деревья вспоминали своих собратьев в лесу. Там совсем темно, но может быть, луна пробивается своим светом через облака ночью и тогда всё становится таинственным. В городе удобно с освещением и деревья виднее своими выразительными формами и таинственность есть, но всё же в некотором роде искусственная. Какие потоки огненной стихии проливались по планам бытия, чтобы получилось дерево, даже конкретно ель, сосна. Они наполняют на земле форму, сложенную судьбою. Дерево стоит на земном плане, а в тонком мире есть его отражение. Какое оно? Наверное, очень красивое. Заглянуть бы. Ещё заглянешь… Наверное, не всё красиво там, как и у людей, в какие слои попадёшь – низкие, высокие. Всё зависит, как справишься с судьбой, наполнишься от духа. Хорошо им, всё же не самоосознают себя, как в будущем с ними будет. А люди самоосознают? Если бы самоосознавали – мир был бы прекрасный.

А хоровод? Хоровод они могут водить? Да они же вдоль аллеи стоят с двух сторон, ветвями соединились, вот и хоровод, даже притопывают, энергии так и движутся. Даже можно не соединяясь, а только сердечным чувством корней. А хоровод из разных деревьев, их сердечное единение как представителей растительного царства и все процветают в результате в усилении. А где гибнут, может быть, и не складывается хоровод энергий в усилении?

Вдруг ветер поднялся, сорвал шляпу с прохожего. Ветка остановила её, помогла одеть на голову прохожему, холодно ведь, помогать надо. И вновь в хоровод. А беседы, какие задушевные беседы! Такое всё удивительное…

Пусть будет это сказкою со счастливым концом, когда уберут натриевые лампы, и мир будет освещаться как-то естественно, просто. И этот Свет будет повсюду.

6 марта 2013 г.

Ель и другие…

Очень тянет побродить среди елей. Среди больших и малых, растущих тесно и одиночно. Мечта – побродить не среди сосен, других деревьев, а среди елей. Так прямо и ощущается зима с елями.

В городе всё по-другому. Но тянет не к соснам, а к елям. Сосна – там, где-то наверху, или кверху, хотя и рядом могут быть её ветви. А ели ветвями к земле. Ну что бы только не «заземлиться» с ней. Ель, как пирамида, как человек, как треугольник с вершиной вверх. Как хорошо, когда вверх, поднимаешь голову и видишь небо. Но сосна-то уж совсем к небу.
Всё же ель как-то рядом, встанешь, прижмёшься…. Как ты прижмёшься!? Это скорее к сосне прижмёшься, ствол так и манит погладить, поговорить. А до ствола ели нужно ещё добраться, как до души человека.

Ель своими лапами ствол защищает, прячет. Встанешь у ствола, а ветви ели тебя обнимут, колючие в таком большом количестве. Сначала уколят, потом укроют, как и карма, судьба. Сначала отработай плохое, наработай хорошее.

Ель – величественная красавица, а маленькие ёлочки такие забавные. Всё же ель – какая-то домашняя.

Разные деревья погладишь и ощущение разное. Они разные, как люди, как и другие представители царств природы. В лесу стоите и ощущаете: это – одно дерево, это – другое, это – третье… Это – ель… Это важно. Важно чувствовать особенное, утончать восприятие. Разговаривать с ними, быть едиными. Мир-то един.

Снег искрится, солнце сияет, воздух насыщен необыкновенным запахом. Охватывает восторг неземной на земле. И кажется, что несёшься в пространстве со всей этой красотой в едином порыве с мирозданием. С прекрасными искрами снега, солнцем, дыханием земли под снегом, запахом деревьев, зимним запахом деревьев, которые ждут весну.

Деревья и, конечно, ели тоже вносят свою лепту в это окружающее великолепие, давая снегу укрыть свои ветви и сохранить своё существо в таком виде. Застывшими без ветра и раскачивающимися при нём ветвями без листьев и не унывающими от этого, а ждущими весну. Какие-то деревья погибают, как и люди.

У всего есть свой век, большой или маленький. Так задумано создателем, всё имеет смысл, причинно-следственные связи. Надо только успеть накопить хорошего, чтобы сохранить в духе для будущей пользы. Как же иначе, как не к Создателю? Ведь доверил много! Надо передать Миру в том или ином виде через окружающее пространство, через дух воплощающийся лучшее. Передать в вечное существование мира, в Беспредельность.

А ель, красавица ель, так близка сердцу, одетая в хвойное одеяние. Такая домашняя! Зовёт к красоте.

2013 г.

Эльфы

Воздушные эльфы смеялись, наполняя радостными звуками пространство. Вечные наездники, воздушные чудесники мелькали то тут, то там. Они являлись какими-то своими очертаниями то чуть-чуть, то больше.

Смущали высшее царство природы, которое должно было осваивать планы Бытия, но растеряло, забыло знания, ранее накопленные, должно было бы управлять эльфами, а не пугаться их и удивляться им. Царство высшее должно было набрать силу и дирижировать, казалось бы, такими воздушно-лёгкими эльфами. Эльфы создавали необыкновенные рисунки из хороводов, плавно огибая всё попадающееся на их пути. Они переживали за высшее царство, которое должно стать по настоящему высшим, оторвавшись от мыслей только лишь о планете Земля, но неся о ней заботу и рассматривая её в единстве всего Мироздания, этим принося ей необыкновенную красоту во всех правильных лучших проявлениях.

Эльфы были добры, несли воздушные массы – то без чего Земля как планета со своими обитателями не могла существовать. Чудесные эльфы – преданные спутники всего сущего на Земле.

А на других планетах, где воздух другой? Другие и эльфы, но также стремятся помочь и улучшить всё вокруг и даже, может быть, в очень хорошем, в более высоком существовании. И возможно там человек управляет ими, имея силы и знания, проникая в определённые сферы планов Бытия и творя с ними вместе что-то значительное.

2012 г.

Молния и гром

Осень. Молния ярко многократно-кратковременно освещала всё вокруг. Казалось, её неимоверная сила берёт под своё влияние огромную территорию. Так, наверное, и было. Только на открытом пространстве возможно это оценить. Большая часть небосклона была посещаема молнией. Она манифестировала себя с определённым ритмом, подвластным только ей.

Где-то её родственницы – зарницы?! Северное сияние – это совсем другое. Это скорее как королева – северное сияние, и младшая придворная – молния. Нет, разве можно так? Услышала бы это молния!

Молния простиралась по всему небу, мгновенно прорезая пространство. Гром еле успевал за ней, иногда даже ворчал, что уж очень быстро, а надо успеть силы собрать вновь, как бы не опозориться. Бывает, что молния промчалась, а грома толком и не слышно. Наверно зависит от времени года: молодой весенний гром, летний в расцвете, осенний скоро уходящий. Можно, конечно, громко уходить, а можно не очень, раскатами, подшумливая, отдалённо, прощаясь. Как в этот раз!

Зима уже выглядывает заранее, никто и не видит её ещё, а она беспокоится: не пропустить бы время, вовремя прийти – время бежит. Зима советует грому – при ней тихое потрескивание мороза, скрип снега – и ты уж не шуми, пусть плавно всё переходит в звучании – к ней. Гром сначала хотел всё же громко – знай наших. Потом подумал, раз уж женщина просит… Стал несколько тише. Человек капли дождя может использовать. Ветер тоже можно использовать. А молнию и гром? Только в музыкальных, живописных, литературных произведениях? Для вдохновения молния и гром дают толчок к восприятию окружающего мира в особой остроте момента. Но они несут и очищение пространства, привлечение разрядов электричества, звука. Они насыщают собою пространство на большой территории и по горизонтали, и по вертикали, обладают способностью проникать и делать большие изменения в природе. Но как использовать ещё молнию и гром? Как бы человечество могло это сделать? Сделает! Оседлает молнию? А гром не увидишь, не оседлаешь. Где он? Звучит, победно зовущий! За собой зовёт, предупреждает. За собой зовёт на свершения в деле очищения пространства! Зовёт к небесам, зовёт поднять туда свой взор, вглубь, к небесам, не прижимаясь к земле. Зовёт к неимоверным просторам, к звёздам, красоте, зовёт исполнить свой долг, соединить миры, слушать и чувствовать сердцем Бога и помогать в этом другим. Гром, не слушай Зиму, звучи, напомни вслед за молнией о силе и красоте!

2012 г.

Ветер и дождь

Ночь. Ветер пригнал тучу, сильно раскачивал деревья. Листве сначала нравилось. Висеть неподвижно долго не очень приятно. Но ветер так зашумел…, даже сказали ему: что уж разбушевался, вроде причин нет особенных. Все в небесах и на земле потоки ведут себя терпимо. Всегда есть процесс борьбы, но сейчас перевес в лучшую сторону. Может ветер мог что-то почувствовать ещё особенное о том, что нужно очистить и напомнить о стихиях природы. Или просто профилактика? А потом поняли – играет так, но уже по-осеннему, готовит к зиме, непогодам, холодам.

Дождь всеми каплями оглянулся на ветер: мол, мы готовы пролить свою влагу – играть, так играть. И застучал по крышам, по земле, по зонтикам. Зонтиков было мало – ночь. Дождю тоже хочется поиграть, но он зависит от тучи, насколько разрешит. Тучу ветер мог погнать дальше; сама не побежит. Вот ещё – бегать…! Дождь опять оглянулся всеми непролитыми каплями. Можно оставаться пошуршать ещё по листве? Скоро листва изменит свой цвет, будет засыхать – осень. Дождь сочувствовал ей, у него век короче. Сплошное обновление. Конечно, это не муссонные дожди. Здесь блеснул своей красотой – и всё… Чаще кратковременно. Дождь задумался: а кто-нибудь замечает его красоту? Многие ведь не любят дождь… Но он же не со зла идёт!? Тут ветер и туча играют главную роль. Где-то дождь идёт в наказание долго – при нарушениях во многих процессах. Ему тогда тоже больно, но так надо напомнить о равновесии в мире. А муссонные дожди и ещё где-то на севере, где часто бывают – там тоже так надо, но климатически. Где-то же надо проливаться!? Нашли, что там нужнее…

Ветер надул щёки. Его вообще никто не видит – только по проявлениям через что-то. И никто не говорит – красивый. Только говорят – приятный, неприятный, совсем холодный… Мужчины не красуются – это всё капли подбивают дождь покрасоваться. Капли маленькие, задорные, часто смешные. Конечно, и у них бывают задания чрезвычайные, но это опять же, когда стихии разбушуются.

Когда стихии разбушуются, хорошо, если бы человек научился управлять ими, вернее не управлять, а сотрудничать. Дождь и ветер даже замерли в разговоре от этой одновременно пришедшей им мысли. Сотрудничать, совместно трудиться, где надо и сколько надо, не в ущерб, а для дела правильного. Сотрудничать не в наказание, а для лучшего будущего. Время так быстро летит вперёд…. Мир должен развиваться. Ветер и так старается напомнить, что надо быстрее вперёд. Дождь старается всё омыть. Вместе для общего дела правильного с человеком – как было бы хорошо! А он, человек, со своим Старшим в согласовании – одни сады прекрасные были бы из цветов духа.

Скорее надо напомнить всем про цветы духа или цветы в духе. Какие они необыкновенные! Где это – наверху, внизу? Где всё Вечное, прочное, ближе всего к Несказуемому стоящее. Это к Богу? Это к Божественному? Даже дух захватывает. Опять же как это – дух захватывает? Так всё замирает в тонких ощущениях, проникновенно, что дух захватывает и проводит сюда, в плотное, насколько возможно провести – самое хорошее. Из сада духа – Там, для садов – здесь, возведённых человеком в согласовании с Учителями Человечества, а значит и между собою и всё вместе в согласовании с Природою!

 2012 г.

Лось и человек

Лось из леса вышел на дорогу, вышел из очень глубокой части леса. Он всегда обходил дороги. Был за старшего в лесу, всё же он не растительное царство – выше. Медведь сначала хотел сказать, что он - старший, но зиму обычно спит, не будить же его - какой он старший? И признали лося старшим. Лось был величественно красивый, ел растительную пищу - сознательный…

И вот однажды выйдя на дорогу ночью, лось увидел привидение – машину с людьми. Они вырвались из города, но что-то в ней сломалось и все заснули, ожидая более светлой части белой ночи, отдыхая от городских проблем. Машина на дороге среди леса, как привидение в дымке белой ночи, – символ цивилизации. Но тоже ведь живая, в ней кровь и плоть другая, чем у тех, кого принято называть живыми. Она состоит тоже из атомов и молекул, в неё вдохнул жизнь человек и использует по необходимости. Необходимость разная у людей и зависит от развития сознания. Кто-то ездит только для себя, кто-то перевозит других. Главное – перевозил бы тех, кто стремится в эволюцию.

Лось не очень знал что-либо об эволюции, но у него было развито чутьё, и он понял, что люди в машине неплохие и заняты даже, чем-то хорошим. Не напугать бы. Всё же люди из города. Так лоси не ходят по городу, а только в жертву, в зоопарке, как напоминание о животном мире природы. Люди со своей цивилизацией, получением удовольствий, зарабатыванием денег по другому стали смотреть на природу. Едут за город, готовят шашлыки – запах на всю округу. Это старшие братья словно напоминают младшим, что съедим вас – пока по-другому не умеем. Младшие братья всё ждут, когда же они образумятся, будут за другим приходить на природу. Рыба согласна – молчит, ешьте нас, что же делать, раз по-другому не можете, а других животных перестали бы. Уж больно сконцентрировались на еде, всё есть, да есть хотят животный мир. Растительный мир говорит: берите нас для еды, мы согласны, мы полезны, мы – для вас, а животных бы поменьше… Вы же кровожадными становитесь, а они ближе к вам по эволюции, уж только когда совсем не можете. Кожа на обувь нужна очень – может, придумали бы кожу не такую как делаете, более совершенную, искусственную. Вообще царства природы ждали от человека многого, старшие ведь, братья.

Лось отошёл в сторону, поохранять беззащитных, хотя и старших братьев. Между собой в человечестве всё неладно: губят друг друга. Но эти – вроде хорошие, за мир. Пусть постою как ангел хранитель. Есть он у них? Раз хорошие – должен быть!

2012 г.
 

Роса

Травинки стояли усыпанные хрустальными капельками росы, которые искрились, переливались в лучах восходящего Солнца. Но это же обычно так! В этот раз было как-то необычно. Казалось, солнце посылало особенные лучи, особенно как-то всё высвечивало, именно в этом уголке природы. При лёгком движении ветерка создавалось непередаваемое впечатление движения только здесь, в этом уголке травинок. Как бы загадочные, чистейшие кристаллы утончённо-небесного огня росы сошли с небес и напомнили об особой красоте. Напомнили, что она рядом и должна быть здесь, в окружающем нас мире, и мы должны быть её сотворцами. Надо только видеть её чаще, развивая воображение.

Чем больше смотришь на этот уголок природы в Мироздании, тем больше он начинает звучать, отвечая радостной картиной гармонии, маленьким чудом из чудес.

Травинки стояли облачённые в необыкновенные хрустальные одежды. Соединяясь звучанием с капельками росы, вместе с ними исполняли музыкальное произведение, которое, конечно, будет запечатлено в пространстве надолго.

Природа приносит нам подарки, и каждый раз, видя, слыша, обоняя, осязая, ощущая, надо заострять внимание и искать эти подарки. Огонь во всём, во всём такой разный дар Высшего. Принять этот дар своим восприятием, продолжить дело создания красоты, внести своё особое не передаваемое другими впечатление, вознося признание Высшим, которые руководят, любят и защищают нас – вот задача.

2012 г.
 

  Водопадик

Река бурно проливала свои воды по скале – Водопадик несмолкаемый. Но его могут заставить – что значит, могут!? – уже ведут работы и будут управлять им.

Заставят его работать, давать энергию. Но Водопадик же несёт красоту. Что значит красота? Люди ещё не научились быть сытыми красотой – посмотрел и сыт. И хочется быть очень сытыми, но ещё не красотой. И надо, чтобы во всё были вложены финансы, давали бы прибыть и можно быть очень сытыми. Водопадик даст электроэнергию кому-то, чему-то, для людей. Каким-то людям, нужна ли такая энергия, они даже не задумываются? Нужна и всё, по другому не могут. Может, надо было вложить средства и расчистить вокруг, освободить от гниющих деревьев очень красивые берега реки с обильным количеством ягод, грибов, цветами и сделать вместе с природным Водопадиком чудесное место отдохновения. Да сколько таких мест, и людей то столько нет. Водопадик на электроэнергию, и всё тут! Так решили. А потом будут гадать, откуда смерчи, наводнения… Природа терпит, терпит, да как зашумит.

Водопадик небольшой, но другие реки, недра... Сколько надо сделать, чтобы привести в порядок, сберечь красоту, на планете данную в пользование временно приходящим на свой век людям. Сейчас бы улучшили немного в деле порядка, в следующем воплощении ещё добавили, и так понемногу хорошо стало бы вокруг. Где-то думают об улучшении, но только не здесь – у этого Водопадика. Подумать, как энергии получать без обезображивания Водопадика, без выкачивания недр, пока не провалились в пустоты сами, вот задача.

Водопадик бурно проливал свои воды, по скале создавая потоки неимоверной силы и красоты. Струились сильные потоки реки, заговорившей вдруг с помощью минерального царства так ярко. Одинокая берёза удержалась среди вод, на выступе, утверждая жизнь.

Внизу вода создавала бурлящее-успокаивающимися потоками необыкновенной красоты рисунки на поверхности воды. Река гордилась этими рисунками! Пенистые воды затихали, чтобы опять проливаться сквозь суженный скальный проём, бурля, создавая завихрения, опять в виде наездников, опережающих друг друга в своём устремлении вперёд в потоках реки поворачивающей берега то вправо, то влево и создавая озерцо с кувшинками. Вдруг успокаиваясь, река медленно направляла свои воды, куда предписано судьбой. Судьба скоро будет изменена людьми, которые оказались сильнее со своей техникой, но с неправильными мыслями. Господи, помоги им уловить правильные мысли во Благо – и тем, которые с техникой, и тем, которые без неё.

А по берегам реки стояли красивые деревья, травы и посылали свои лучшие чувства реке и Водопадику.

2012 г.
 

Прогулка

Группа живописно одетых то ли дачников, то ли рериховцев пробиралась рядом с дорогой через лес, к скале. Женщины были одеты в основном в красивые длинные юбки и менее красивые кофты. Мужчины были одеты в основном обычно, но жизнерадостны. В лесу деревья замерли в замешательстве: скоро сумерки, сосна даже посмотрела наверх – действительно ли скоро сумерки. Елям-то что – у них чаще сумерки, солнце иногда греет их своими лучами, иголки наберут солнца и им хватает. Скала тоже замерла: только хотела погрузиться в размышления, а тут группа живописно одетых… Не хотелось наживать себе карму – только бы всё обошлось. Тут камни-валуны себя перед скалой разбросали – видите ли, им жарко было – да так и забыли про себя, уже мхом покрылись.

Группа пробиралась, оставляя следы, ещё не зная, что они не приведут их обратно: следы-то были повёрнуты от дороги, уводили в неизведанное. В группе энергии медленно перетекали мимо друг друга, пересекались, сочетались, обменивались, чуть-чуть обхватывая стволы деревьев, и продвигались медленно. Они только ушли от письменного стола и привыкли последнее время гулять по дороге. Поддерживая друг друга, энергии группы всё же составили что-то общее в восхищении увиденного. И скала, наконец, глубоко вздохнула – вроде собираются уходить, только бы не поскользнулись, не попали между камнями-валунами. Вот уж попадёт валунам, – всё заманивают своей таинственностью на расстоянии. Скала сквозь листву и так еле выглядывает, прячется. Ну уж эти группы в сумерки! Утром и днём лучше бы ходили, часов не носят, сколько мобильников в расщелинах, вдруг эти всё потеряют. Как им подсказать? На небе облачно, ориентироваться не умеют – городские ведь…

2012 г. Фото Олега Чеглакова

Дождь

Дождь чуть шуршал листвой, по земле, по песку, по траве. Мелкие капли тёплого дождя задумчиво проливались на землю. Ритмы природы… Каждый дождь несёт свой ритм, притом может быть меняющийся тут же и ветер прикладывает к этому руку. А кто ещё?..

Ветер знает, что кого-то ещё освежит, подгонит, объединит, поможет пролиться больше или меньше.

Дождь задумчиво проливал свои капли. Уже много было пролито до него, предыдущими дождями. Он ждал ветер, может он отгонит тучу подальше, уж очень внизу всё промокло.

Дождь оглянулся назад на солнце за тучей, оно подмигнуло глазом – выполняй, карма такая и у тебя и у тех, кто внизу. Карм-то кармой, но можно как-то облегчить ситуацию…

Дождь старался медленнее проливаться – всё же надо ветер позвать, нельзя же так. Пусть всё внизу благоухает, растёт, цветёт, радует мир, а не стоит залитое дождём. Где то очень сухо – надо бы туда…

Это был очень ответственный дождь, не разгильдяй какой-нибудь – лишь бы пролиться.

2012 г.

Берёза

Берёза на всё смотрела свысока. Это была большая, красивая, с повислыми ветвями Берёза, вся в зелени. Была рядом, вернее чуть подальше, ещё одна Берёза, тоже повислая, красивая, но она не смотрела на всё свысока.

Первая Берёза, которая смотрела на всё свысока, была выше Дома, стоявшего около неё. А Дом совсем не завидовал ей, не завидовал, что кто-то выше. Он думал наоборот – не сделали бы его ещё выше – надо ведь всё выдержать, надо, чтобы были силы. Но Берёза смотрела свысока. За Берёзой на возвышении, на горе были и ели, и другие деревья, которые расположились выше или были выше, но не смотрели свысока.

В Доме же происходило много событий в тёплое время года, но большую часть он стоял один, без людей. Только Мыши бегали под ним, в нём, перебежками, по своим делам, успевали сказать привет и пока. На длительные разговоры у них времени не хватало. Когда Дом оставался в одиночестве, то вёл беседы с Берёзой, которая смотрела на всё свысока. Дом учил, хотя её и самой было много лет, учил не смотреть свысока, а просто смотреть. Он разговаривал с ней и пытался понять, что с ней случилось, почему она стала так смотреть на всё. И вдруг выяснил, что неправильные цели и задачи были у неё в жизни сформированы. Она хотела, чтобы её все видели, и образовался комплекс превосходства, но не все могли её рассмотреть, больно уж высока была.

Дом научил её всем радоваться и радовать мир своим присутствием, своей красотой, потому что ей дана жизнь для этого, чтобы насыщать красотой пространство, улучшая его, насыщая всем своим существом.

2012 г.

Машина

Всё начиналось очень хорошо, в соответствии с ритмами всей Природы, в которой человек как часть Природы, чувствовал себя очень гармонично.

Всё шло как бы само собой – просто.

Природа манила, звала в будущее. Опять это будущее? Но иначе не будет существовать Мир.

Это была особенная машина, самая счастливая машина. Она работала, ехала, звучала, собиралась в дорогу в особом воодушевлении. Предстоящие разговоры и те, которые уже наполняли пространство машины, создавали в ней особую атмосферу. Машина ехала «не чуя ног». Такое особое состояние. Душа машины замирала, и это не отражалось на её движении, наоборот помогало. А водитель, какой это был водитель! Машина гордилась им, они вместе так слитно трудились и мчались вместе в будущее. Когда он касался руками руля и даже когда вдруг убирал руки, она готова была выполнять дальше всё сама, так как сердцем была с ним. Водитель был её проводником к сердцам других в машине. Какие сердца наполняли машину! Буквально звенящие сердца в желании блага для других.

Вдруг остановка, что-то проверяют извне, дорожный патруль. Пусть проверяют, машина знала, что уже будет запечатлена в вечности, пусть не во всей… О вечности часто говорили в машине, о бессмертии, о эволюции. И она уже любила эту свою вечность, с этим водителем и людьми, которые заполняли машину. Шёл какой-то отбор людей в эту машину, она это понимала, прислушивалась к разговорам, которые так радовали её сердце. Кто-то может не верить в сердце металлическое, но оно есть, имеет своё ритм, всё чувствует, хочет созвучать хорошему. Как может созвучать сердце металлическое и человеческое? Очень просто, по вибрациям. Они же разные? Если общая цель (в будущее) и задачи эволюционные, то будут совпадать, совпадать особо в усилении действий, не в увеличении скорости, а в качестве движения и именно в будущее, помогая другим устремиться по дороге жизни, – и всё получится.

2012 г.

Радуга 

Радуга небесная, вернее радуга в небе! Как она размещается в небе?

Как это она висит, звучит, сияет разными цветами? Семицветием, семизвучием. Цвета обязательно звучат, а звук даёт цвет. Необыкновенные воздушные потоки, преломляясь, дают особое свечение формы: дуги или завитка, или арки моста через небосвод.

Как эта радуга расположится в небесах? Через всё небо? С краю? Почему так расположится радуга? Научное объяснение, наверное, есть.

Радуга чудес, предзнаменования!

А одухотворённая наука от высокого и опять к высокому, через человека, как объяснит радугу? Объяснит как-то особенно!

Говорят: «Радуга небес», – и замирают в восхищении. Но бывает – кто-то не видит радугу, а для кого-то это обычное явление.

Может быть радуга – как сказочное явление, когда жизнь должна быть как чудо, как добрая прекрасная сказка, с городами и странами. Может туда зовёт нас радуга, являясь нам?

2012 г. Фото Татьяны Даниловой
 

В лесу

Вы стоите в лесу. Оглядываетесь вокруг. Зимний лес вызывает ощущение сказки. Вы стоите затаив дыхание, нет ни ветерка, ни одного дуновения, и хочется задержать дыхание, так красиво вокруг. Кажется, дыханием вы нарушите эту окружающую вас гармонию зимнего леса, в котором нет ни ветерка. Пожалуй, птица, вспорхнув, сделает колыхание воздуха, или снег вдруг упадёт с ветки на ветку, решив пошалить, когда с ним что-то происходит такое, что хочется упасть, шлёпнуться вниз, но не наверх. Наверх никак, есть же земное тяготение. Всё это на Земле, на планете с таким интересным названием – Земля, а у другой планеты – другое название. Кто их дал, так назвал, кто уловил или уже знал, что так названы?

Ели, сосны, деревья, все кустики в снегу. Снег выпал, и лес рад, ведь зима негожа без снега, не какой-нибудь юг – ближе к северу. Всё должно быть, как положено, а кто всё положил так – не иначе? Деревья в снегу, но главное дело в этом у елей. Пожалуй, ели не сосны, а ели на своих ветвях собирают больше снега – сохраняют, стоят необыкновенно красивые в белом убранстве сказочные ели. Снег иногда осыпается с них в сильный ветер, но в основном отдают его, когда он подтаивает, съезжает с ветвей на землю, или, постепенно тая, в виде журчащих капель идёт к земле. Планета Земля и земля? И как Планета и как земля – принимает журчащие капли, ручьи, иногда стоит вся в воде, если от солнца всё перетает.

Ели тянутся верхушкой к небу, ветвями вниз, и пирамида готова. У молоденьких, маленьких ёлочек ещё не пирамидка. многие учатся ещё стать, как пирамидка, ветвями вниз. Сосны своим букетом ветвей уже тянутся кверху, но всем букетом ветвей ели вниз, а сосны кверху, но всё равно часто толкаются, бывает тесно. А если просторно и всё хорошо сложилось, то ель стоит во всём великолепии, широко раскинув ветви со снегом и без снега, стоит вся нежная, окружённая воздухом, только им окутанная. А чем же ещё? Шансов, что окутают ёлочными игрушками, мало, если только люди рядом. Или окутает опять же снег её или соседняя листва осенняя вдруг упадёт по соседству или принесённая ветром. Может ещё что-то? Вечнозелёная ель тоже ждёт весну – надо подрастить веточки, стать ещё красивее, старше, солидней. Деревья ждут весну, чтобы одеться в листву, нарядиться. Зимой на них тоже только снег. Птицы, перелетая, разносят новости, а деревья передают их друг другу. Они же не ходят – только вертикально тянутся ввысь до определённого предела, кому сколько на роду написано, на роду деревьев и общем роду, сколько весь род планеты будет – пусть подольше. У деревьев срок жизни короче в этом виде, чем жизнь рода планеты, которую они украшают. Потом они переходят в другое состояние и планету питают по-другому. Лес загадочный своей тайной в данном месте. У каждого леса своя тайна, и не одна, тем более в разные времена года. А ещё разные тайны добавляются, о которых знает только лес. Или кто-то, ещё?

2012 г.

Царства Природы

Все царства природы встречали весну вместе на планете Земля. Когда подошло время весны, все встречали её по-разному. Царства-то разные, но вместе. Минеральное, растительное и животное царства не разумны как человек, но делают всё вместе. Пусть уж человек, раз такой разумный, руководит. Но часто хочется схватить его за руку – так не прав. Пусть бы лучше слушался своего Руководителя Высшего.

Весна задержалась, и все переживали за неё – видимо что-то случилось, если не могла она выполнить своевременно свои функции. У многих нарушались циклы развития. Травка – самая устойчивая к холоду, всё же появилась над землёй, а некоторые почки приготовились лопаться. Царства природы задумались. Не заболела ли весна из-за общих нарушений в царствах?

Минеральное царство думало, что хорошо бы погреться весной. Не так это просто всему минеральному царству погреться. Да и не сильно надо, а то пойдёт не та химическая реакция у какого-либо минерала и станет у него всё по-другому. Минеральное царство: горы, камни, вода, земля, воздух заботилось о растительном царстве. Минеральное царство желало ему расцвести, покрасоваться, порадовать всех вокруг, дать пищу особую, растительную. Дать для всех – только берите – все царства. А минеральное как же? Наверное, тоже проходят процессы ассимиляции с растительным царством длительно. У минерала столько времени …, если только человек не нападёт. Разумный – и вдруг нападёт?! Бывает в человеческом царстве непослушание. На самом деле у минералов не так уж много времени – у них своё летоисчисление, как например, в Китае, Японии... Лежит минерал и лежит, глубоко ли, на поверхности ли, и думает по своему летоисчислению. Думает минерал: «Пусть эти козероги бегают, торопятся, их ведь и съесть могут. Пусть набегаются». Минерал думает о пищевой, биологической цепочке и ему становится грустно, но не тоскливо. Значит пока так надо. Хоть и надо лежать минералам, но можно ведь передвигаться кое-кому из них. Есть же передвигающиеся камни. Земля дышит, пласты земли двигаются и камень с собой прихватывают, а то и сам камень убегает на многие километры.

Столько минеральное царство видит за годы, столетия, тысячелетия… Столько всего отпечатывается на минеральном царстве. Столько сохраняет оно на себе информации для тех, кто сможет считать её к поверхности прикоснувшись. И такой считавший всё поймёт и восстановит картины, которые пережил минерал за всех вокруг. И это всё – для будущего лучшего.

У растения всё короче, если только он не какой-нибудь баобаб…. Кто-то же из растительного царства живёт тысячи лет. Животное царство во многом зависит от пищевой биологической цепочки. Без неё, видно, пока никак не получается. Слон, корова, лошадь и другие стараются, но их решение ещё не перевешивает. Минералам тоже бывает трудно, их тоже ищут. Ищут то для красоты, то для лечения, то топят ими. Самые стойкие спрячутся, окружат себя непроходимыми местами, но от человека спрятаться трудно – он научился летать, не сам пока ещё, но в стальных птицах. Птицы живые махнули крылом – пусть развиваются, разумные же! Минералы, собственно говоря, и рады, если они идут на пользу. Ещё раз образуемся – думают, только бы на пользу, желательно бо́льшую. Чтобы планы были большие, далеко идущие в Будущее.

Все там будем, в небесах. Кто-то выше, кто-то ниже. Душа улетит и дух вон… А у царств, кроме человеческого, куда душа и дух улетают? На Небо, собственно по заслугам. Может быть, какой-то пёс такой преданный был, что его душа выше человеческой, не очень хорошей, поднимется. Даже если это не так, то хочется, чтобы эта преданность была. Сколько вопросов по царствам! Но душа и дух у всех от Божественного Духа заложены. Царства должны бы друг другу помогать, раз в Мироздании вместе. Помогают пока биологической пищевой цепочкой, в жертву. И хотят сказать человеку, что есть других животных, раз разумные, совсем не надо. Раз разумные. Другим заниматься надо – мир совершенствовать, как задал Создатель. А животных братьев меньших, ближайших есть не надо.

25.04.2012 г.

Весна

Утончённо-истончённые кружевные льдинки последний день, может быть часы, кружились на озере друг с другом под действием ветерка. Кружились в ритме очень медленного вальса, если такой возможен. Они искрились в лучах чуть заходящего солнца всеми цветами радуги – сияющие огоньки кружевного льда. Кружева скоро растают. Кружась, они издавали нежные звоны, похожие на необыкновенные небесные колокольчики, иногда просто похожие на небесные тончайшие звуки. Они как бы прощались в этом виде льдинок с окружающим миром. Прощались радостно, небесно, веря, что придут опять поздней осенью, и весной снова будут прощаться. Встречи и прощания! В них есть особое утончённое действие, надо только почувствовать…

Вокруг озера, по берегу стояли деревья. Деревья, поднимающиеся высоко, высоко: сосны, ели, берёзы, осины. Кроны от корней удалены значительно, но это такой единый, высокий организм обтекаемый воздухом. Жили же великаны на Земле. А какие деревья тогда были? И были ли? Мы дышим и не замечаем часто этого процесса. А как дышит дерево? Отдаёт нам свою чудо – энергию, очищая всё вокруг – наверное каждой клеточкой. Но у нас тоже дышит каждая клеточка и организм в целом, и растительное царство помогает нам дышать более чистым, напитанным чудесными веществами воздухом. Воздух обтекал, обнимая невидимо деревья, обмениваясь с ним составными частями, и соединял их с небом. Хорошо бы и нам так же чаще соединяться с небом. По небу плыли облака, и невозможно было разъединить части этой картины.

Солнечные лучи обвивали стволы деревьев спирально, иногда ложились пятнами, отбрасывая блики на зелень хвойных. Остальные деревья ещё не покрылись зелёными листочками, ждали своего часа. Только кое-где видны были почки. Вдруг ловишь себя на мысли - оживут ли другие? Только ощущение живого организма, с которым можно поговорить. Трава чуть пробивалась сквозь прошлогоднюю листву, несла с собой новую энергию и это чувствовалось. А хвойные? Скоро отрастут длиннее их веточки, ознаменовав приход нового, да зелень станет ещё ярче, наполнив каждую иголку новой живительной силой от корня по стволу вверх.

Корень получает пищу из минерального царства, почвы, и из воды, у которой кристаллики особого другого строения. Но ещё питает и воздух, который несёт потоки нового весеннего порыва.

Но всё же какие-то единые потоки таинственной весенней энергии объединяли всех в единое звучание в этом месте и на планете. Всё же единый организм по совокупности царств на планете есть и созвучен с единым организмом других планет, создавая единую ноту Мироздания.

Май 2012 г.

 

Опять Весна!

Опять прошла Весна, прошла грациозно – стройная, красивая. Нежно обняла берёзку, другие деревья, кустики, пошутила с ёлкой и сосной, перебирая их иголки, сбросила сухие. Весна легко подула на землю – и появилась зелёная травка, первые цветы нового цикла в природе. Потом пойдут своей чередой другие цветы, но первые – незабываемые, они очень нежные, солнце постепенно начинает прогревать всё сильнее и сильнее, и первые нежные цветы приветствуют всё вокруг и напоминают о Лете.

Весна приносит тёплый дождь, который омывает всё от прошлого цикла природы. Весна приводит Белые Ночи, чтобы меньше спалось высшему царству природы, чтобы стали писать стихи, влюбляться, мечтать. Весна будит воображение причудливыми очертаниями в Белые Ночи, а Солнце долго стоит и не заходит, и Месяц махнул рукой – пусть уж…

Опять скоро Лето. Лето – это совсем другое, это не Весна. Лето – это экспрессия, напор, действие в течение трёх месяцев, когда растительный мир максимально отдаёт всем свои чудесные сокровища в полный рост, полную силу то, что было заложено Весной.

Они, Весна и Лето, опять проходят одна мимо другой, слегка коснувшись руками. О-пять, пять пальцев рук коснулись друг друга и превратились в крылья у Весны, и она плавно исчезла, оставив Лето полноправной хозяйкой. Но всё же, что это за слово – опять? О-пять! Оно возвращает не к прежнему, а к обновлённому. Но тогда лучше сказать – вновь пришла Весна. В-новь, в новом проявлении цикла природы, где всё же высшее царство – человек кажется подчинённым. Именно у человека пять пальцев, и он сам как пентаграмма. А циклов природы – четыре, и они каждый берут человека за пять пальцев, и проводят через все свои чудеса. Опять вновь…

Май, 2012 г.

 

Три берёзы

Три берёзы – кудесницы-чудесницы. Три берёзы разного возраста на лесном берегу, на небольшом мысу берега бурной реки с красивыми потоками-рукавами, необыкновенными порогами, созданными валунами разных размеров и многообразных форм, – как свидетельницы этой красоты стояли в большой ответственности. Завитки бурных потоков реки, как наездники, со стихийными силами воды обгоняя друг друга, устремлялись в вечность.

Три берёзы – символ русской природы, белоствольные, чистотой возносящиеся, повислыми ветвями кучеряво обращены к земле с волнистой каймой листьев. Берёзы, соединяющие верхушкой небеса с земными потоками, русские белоствольные берёзы-красавицы. Русские берёзы! Они добавляли свои образы в гармонию окружающего мира этой местности. Мир этой местности входил в состояние гармонии большего мира, по притяжению созвучного. Этот большой гармоничный мир входил в ещё больший, и так во всём Мироздании, где гармония преобладает. Мир бы не состоялся, распался, не созвуча в гармонии, особо соединяющей, скрепляющей всё достойное, существующее в вечности, на пути к вечности, преобразовывающей несовершенное. Есть уголки природы, есть и особые люди, в которых гармоничные состояния преобладают над негармоничными. Три берёзы, выступающие из лесного скального массива, – частичка природы, с водами бурной реки создают особый образ красоты, заставляющий задуматься о Вечном.

2012 г.

 Мотыльки

Мотылёк не знал о своей короткой жизни здесь, в этом воплощении, которое он не самоосознавал, потому что был мотылёк, а не человек. Он был, как и корень, как и цветок и как другие представители растительного, животного и минерального царств.

Мотылёк летел на пламя костра и сгорел. Мотыльки летели, как к солнцу, к огню – один, другой, третий. Стремление лететь к огню в несоизмеримости вело к гибели. Другие мотыльки трепетно порхали вокруг костра, приближаясь на максимально возможное расстояние. Чтобы получить заряд энергии? И что-то важное именно для мотыльков? Так заложено в природе – мотыльку лететь на пламя костра, горящую лампочку, светящееся стекло. Не только же они для биологической цепочки, а есть, наверное, и невидимое значение мотыльков. Человек знает о мотыльке всё видимое и пишет книги. Вдруг человек узнает о мотыльке что-то невидимое, но сейчас это тайна, которая откроется, видимо, когда-то в будущем.

2012 г.

Облака!

Машина, признак цивилизации, должна была везти в будущее. Была готова, захлопнулись дверцы. Такой пока доступен вид транспорта. Но птицы же летают?! Хотя… это другое царство природы. Неужели только такая цивилизация? А если будет больше духовного?! Что духовный путь даст? Какие полёты, способы передвижения?

Из окна машины небо в ограниченном узком проёме окна, бездонное своей голубизной небо, зовущее к полёту мысли, устремлению ввысь, и облака, совершающие невиданный, медленный танец. Нежнейшего полёта облака - белоснежно-прозрачные, иногда со столпами приносящего света из бездонности, беспредельности. Так прекрасны просторы глуби бесконечной. А облака, изменяющие свои очертания каждое мгновение или застывающие в своей красоте сочетаний, как бы зовут – мы здесь, смотрите на нас!

Сближение миров: плотного, тонкого, высшего; миров планет, звёзд – возможно ли? Зачем? Чтобы соединить, строить в единстве, пусть и с дальними расстояниями, и улучшать всё вокруг единым созвучным дыханием. Может ли это быть произведено мыслью? Сближаться, соединяться мыслью - мгновенно это или долго? Небо и облака будят воображение; белоснежные вестники – облака! А грозовые тучи? Тоже вестники. Но сегодня белоснежные облака дарят чудесные, незабываемые мгновения, которые добавляют радости красоты, запечатлевающейся в памяти.

2012 г.

Опять облака…

Облака буквально укутали небо своими белоснежными пушистыми шубами, оставив лишь местами чуть-чуть просветы голубых небес.

Солнце светило и за облаками, и где возможно его луч напрямую проходил сквозь них и давал необыкновенное свечение и облакам, и небу, и всему миру.

Но вот облака как бы уступили небо лучам солнца, раздвинулись. Да как же не дать путь лучам солнца – кормильца и поильца всех царств природы, всей солнечной системы.

Иногда лучам солнца не надо было проходить толщу облаков – или небо было уже без них, или дождь нужен был, или стихии бушевали и не могли утихомириться.

Пусть стихии пошумят, что-то люди натворили – не уравновеситься им и стихиям. Может даже люди помыслили плохо. Но всё должно быть в созвучии и гармонии, а мысли плохие так сильно действуют отрицательно даже на дальние расстояния.

Стихии ближе к плотному миру, к земле становятся не такие уж утончённые и шумят, бушуют, вздыбливая воды, поднимая их, выливая их на людей.

А солнце? Есть видимое солнце и невидимое, как фокус для нас, они помогают царствам природы. Видимое солнце питает и наполняет солнечными лучами планеты видимо. А невидимое солнце, если осознаётся, то может пробить толщу нехороших человеческих мыслей вокруг планеты, тех, которые не могут подняться выше, выше и стать высокими, одухотворяющими всё вокруг в Мироздании. Мысли негодные надо разрушать, вот и требуются стихии, но и всем достаётся от этого.

2012 г.

Пень и Леший

Лес в этой местности действовал необычно. Он внезапно замер. Считалось, что такое с ним случается редко. Но случилось…

Пень, весь покрытый мхом, старый по человеческим меркам, с руками и скрещенными ногами-корнями, посмеиваясь вместе с Лешим, решили пошутить над молодой женщиной и собакой. Решили увести их в неизвестном направлении, замотать, сбить с пути, чтобы не бродили просто так вдали от дорог, и были всегда на чеку; чтобы знали, кто в лесу хозяин. Они нечасто это делали, но всё же…

Действительно, кто в лесу хозяин? Наверное, Дух леса по совокупности – хозяин. Но Пень с Лешим хоть на время решили стать хозяевами положения и пошутить. Вообще-то Леший был добрый, и Пень не прятался: вот я – фотографируйте! Не злобный ведь. Они решили так в назидание. Но собака-то, собака должна чувствовать! Оказалось – не всё может чувствовать или поняла шутку? Самая большая радость была у комаров – есть кого кусать. Но всё закончилось хорошо.

2012 г.

Луг

Как хорошо стоять среди луга, слушать, что же происходит на лугу, видеть, обонять! Прекрасный луг – цельный организм, единство в многообразии. Да ещё в каком многообразии! Если бы его насыщение погибало, мы бы сказали о неполном единстве. Но цветущий луг, насыщенный травами и цветами, иногда схожими по цвету, иногда разнообразными, весь пронизанный от корней до макушки животным миром, ползающим, летающим, скачущим – прекрасное единство.

Луг вместе с минеральным царством тянется к солнцу, к небесам. Но он же – от небес! Такое может быть только на небесах! Там Лучше! Но он тянется вновь к ним от Земли, насытившись эманациями Земли. А что такое Земля? Это и этот луг. Всё происходит от Божественного. Там, конечно, прекраснее, но пока до нас дойдёт нужное и проявится…

Здесь всё труднее проявляться оказалось. Человек – высшее царство, но многих губит. Но всё же луг стоит, как напоминание о прекрасном из возможного на Земле.

Луг. Такое цветное, нежное, благоухающее создание в обрамлении кустарника, деревьев, которые исполняют функцию и охранительную, но и посягают частью на границы луга и подбрасывают свои семена и прорастают по границам, сужая их. А может так и нужно? Всё ведь изменяется. Луг дарит Земле себя, добавляет в копилку чудесное, чтобы Земля-планета, проявила себя с лучшей стороны.

На этом лугу удивительные сочетания сиреневого, лилового, и других оттенков фиолетового. Таков этот луг. Есть немного вкраплений белых соцветий. Гордость луга Иван-чай. Свои букеты он раскинул на лугу, как разные поляны. Король луга Иван-чай! И оттенки фиолетового в других цветах, других формах с ним вместе дают необыкновенное видение.

Если марево в зной или дымка на рассвете или вечером, не туман, а лёгкая дымка, слегка будет пронизывать это сказочное создание, этот луг, он надолго сохранится в памяти и можно будет вызвать это явление и будить своё воображение.

Стрекотание, жужжание, хрустальный звон колокольчиков слышен в нём. Вернее весь луг наполнен перезвоном – так высоки звучания красоты. Зелёная трава – фон всему. Она готова выделять всё красочное в соответствии с задуманным Создателем.

2011 г.

Капли

Капли, большие, тяжёлые, редкие, капли тёплого дождя падали на Землю. Падали прямо на растительное царство, где-то на животный мир, где-то на минеральное, – на всё, что окружает человека. И где-то на человека.

Это были редкие капли. Дождь не знал, как быть – недавно был смерч, всё изранено. Пусть хоть так… Влага нужна всем, очень нужна. Если мелкими каплями и как дождевая завеса, то быстрее всё насытится вокруг, но можно поранить. И дождь решил, пусть редкие и тяжёлые капли упадут туда, где не поранишь. Это бережно будет.

Как соизмерить, чтобы бережно из того, что уже есть. Уже всё случилось, вернее, где то произошло, всегда что-то происходит. Это жизнь. Она многообразна. И всё не соизмерить? Но этому надо учиться. Нужны знания и сердце. Знания идут, но никак не соизмерить, чтобы бережно было.

Чуткость и бережность? Наверное, если лучше ты – тогда и к тебе! Всё хорошее вернётся. Сильнее притянет по созвучию хорошее. Плохое, если не защищён, поранит. Твоё плохое к тебе и притянется, и прихватит плохое рядом? Прихватит… А если сберечь – берег другого. Чтобы не тронул тебя? Нет, других! И себя не истерзал. Оказалось, это трудно бывает.

2010 г.

Цветы

Цветы раскрывались утром, в лучах восходящего солнца. Они купались в его лучах, искрились, золотились. Лучи солнца пронизывали их насквозь, питали.

Цветы открывали глазки, встряхивались, капельки росы скатывались на землю. Капельки росы прощались с соцветием лепестков цветка и уходили вниз к корням. Цветок день ото дня будет понемногу меняться. Каков его век? Спрашиваю часто, каков век…?

Капелька росы придёт утром другая, вернее, может быть с вечера, вечерняя роса. Звонкие капли росы скатывались с цветка к корню и становились серьёзными. Корень был строг, на нём всё держалось. Надо было за всем следить. Цветок прекрасный с нежными лепестками, необыкновенного цвета, виден был всем, а корень не виден. Не будет корня и не будет цветка, этого посланца прекрасного мира.

Цветок, пришёл напомнить о прекрасном, их много прекрасных цветов для улучшения окружающего мира. Главное, чтобы увидели их, услышали аромат, если он есть, и почувствовали, что есть красивое, прекрасное. Это когда сердце наполняется необыкновенным чувством радости от соприкосновения…? И эта радость останется и притянет другую радость и торжественность, трепетность и может быть, от Высшего Мира усиление. По этим лучам радости и торжественности придёт осознание единства Мира. Цветок, красивый или прекрасный – на Земле, разбудит воображение и предстанет ещё более прекрасным из возможного. Мир единый засияет ещё большими красками созвучными, гармоничными, добрыми. И покроет несовершенства, в той или иной степени Мира проявляющегося здесь, в плотном мире. Сияющий мир всё не совершенное, не хорошее, злое покроет, преобразит, может быть, даже разрушив, создавая новое.

Корень цветка преисполнен своей миссии, корня. Как все корни, он обладал большой ответственностью – радость особая. Он связующее звено от зерна, семени. Ему доверили. И надо выполнять. Он не самоосознаёт, но сознание заложено, как и везде. Но у корня было особое сознание корня и миссии красоты. Сам в тени, можно сказать, не виден, а ему и не надо. Такая роль. Такая роль часто важнее, чем видимость. Но цветки прекрасны, именно с корнем. Без корня – гибель. Корень от Мира Единого. И может быть там, в других планах, он ещё прекраснее, прекраснее своей миссией, да и здесь, если рассмотреть, по своему, прекрасен. Выстоять с цветком все превратности своей судьбы, Мира – это ли не прекрасно.

2010 г.

Черёмуха

Черёмуха душистая, ты вся усыпана гроздьями белоснежных цветов, аромат которых далеко распространяется от твоих владений. Может быть, это аура так распространяется? Должен же быть носитель этого аромата…

Вдруг крупные капли тёплого дождя все сильнее и сильнее и чаще. Капли, капли тёплого весеннего дождя опускаются на тебя, пронизывают тебя. Они сбивают твои маленькие белоснежные цветочки, черёмуха, сбивают из великолепных гроздьев. Лепестки летят, прощаясь с этими гроздьями, с деревом. Их век закончился, век в цветках. Земля усыпана белыми лепестками, как снежинками, напоминая о зиме. Времена года, как вы перекликаетесь, говоря о единстве мира.

2010 г.

Азалия

Азалия, до чего ты хороша! Вся в цветах, гордая, красивая Азалия. Твои цветы прекрасного, насыщенного розового цвета с пятью лепестками буквально покрыли тебя всю. Ты испытывала трудности. Ствол, ветви, листья, корни были не столь ухожены, как ты заслуживала – не хватало питания. Но ты который раз даёшь обильное цветение. Это обильное цветение, как напоминание о твоём желании цвести наперекор всем препятствиям, которые создаёт окружающий мир.

В соответствии с ритмом, заложенным в тебе, пробил твой час цвести, и ты собираешь все силы и отдаёшь их в цветы. Рождаешь их, чтобы украсить окружающий мир, и мир принимает твоё приношение уже в который раз. Твоё длительное цветение радует окружающий мир.
Вот так и для всего проявленного в этом мире, собрав последние силы перед проявлением, надо являть красоту наперекор судьбе, которая так многообразна и связана с судьбою страны, планеты, где ты цветёшь, всего мироздания. Какая у них судьба в каждое мгновение? Разнообразная, а надо чтобы была прекрасная! Это значит, собрав последние силы, устремиться в красоте к миру и всем друг к другу навстречу.

2010 г.

© На сайте выложены оригинальные материалы. Просим помещать ссылку на сайт при их использовании.

Комментировать

Внимание: комментарии публикуются после утверждения.