"Патетическая оратория" Георгия Свиридова

Слушаем "Патетическую ораторию" Г. Свиридова

В 1959 году возникает поразившая необычайностью замысла, масштаба, своеобразием музыкально-выразительных средств «Патетическая оратория» на слова Владимира Маяковского.

Литературную канву оратории композитор Георгий Свиридов создает сам, используя фрагменты из поэмы «Хорошо!» и ряд стихотворений, среди которых – «Разговор с товарищем Лениным», «Последняя страничка гражданской войны», «Рассказ о Кузнецкстрое и о людях Кузнецка», «Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче». Произведения эти использованы частично, только в той мере (те строфы и стихи), которая диктовалась общим замыслом оратории. В обращении с текстом композитор проявил обычную для него свободу и вместе с тем редкостную бережность, чуткость и внимание к главному — к индивидуальным свойствам поэта, к своеобразию его поэтического мира. Композитор открывает для музыки Владимира Маяковского, чьи произведения считались почти не поддающимися переводу на музыкальный язык. В ярком, сильном, новаторском и очень «маяковском» произведении Георгия Свиридова начинается новая жизнь стихов советского поэта.

Оратория посвящена грандиозной и главной для творчества композитора теме Родины, советского народа, революции. Масштаб взят исключительно широкий. Мысль, главная тема, естественно, представлена в большом обобщении. Однако развертывается она постепенно на протяжении семи частей оратории. Они исполняются без перерыва и тесно друг с другом связаны.

Три первых номера воплощают образы революционной борьбы, гражданской войны и завершаются победой революции. Сильно, энергично, без единого такта вступления, сразу с необычного типа декламации солирующего баса – с ораторской речи-приказа: «Разворачивайтесь в марше!» – начинается оратория:

Этот «Марш» – монументальная фреска, запечатлевшая грандиозные события революции. Звучание большого смешанного хора в сопровождении маршевой поступи оркестра с яркими фанфарными возгласами труб создают атмосферу напряженную, героическую и торжественную. Второй номер – «Рассказ о бегстве генерала Врангеля» – содержит черты театрального действия. Солист рассказывает – не поет (в его партии указан только ритм, вне звуковысотности) – о бегстве из Севастополя белогвардейцев. Рассказ ведется на фоне и в чередовании с заупокойным хором – отпеванием белой армии. А затем появляется и Врангель, который — «под пули в лодку прыгнул». Третий номер – гимн «Героям перекопской битвы» – торжественный, по-русски песенный и величавый, с плавным и широким разливом мелодии, перекликающейся с песнями гражданской войны.

Следующие номера образуют средний раздел оратории. В нём раскрывается образ советского человека в его глубокой любви к Родине, к родной русской земле. Проникновенный монолог баса – «Наша земля» – сосредоточенное раздумье о Родине:

Землю,
где воздух,
как сладкий морс,
бросишь
и мчишь, колеся, –
но землю,
с которою
вместе мёрз,
вовек
разлюбить нельзя.

Оркестровое вступление основано на теме в характере русских инструментальных наигрышей. Выдержанная в нежных акварельных красках, она воспроизводит родной пейзаж, образ Родины:

В заключительной разделе монолога главная мысль утверждается в музыке активно-действенной, сурово-героической с оттенком маршевости:

«Здесь будет город-сад» – для солистки (меццо-сопрано) и смешанного хора – запечатлевает образ советского человека-созидателя, мысль которого обращена в будущее. Сосредоточенное раздумье предшествующего монолога сменяется сценой-действием. Светло, уверенно, величаво звучат заключительные стихи в партии солистки, сопровождаемой хором и оркестром:

Я знаю –
город
будет,
я знаю –
саду
цвесть,
когда
такие люди
в стране
советской
есть!

Среднюю часть оратории завершает, как и начальную, монолог баса – «Разговор с товарищем Лениным»:

Грудой дел,
суматохой явлений
день отошёл,
постепенно стемнев.
Двое в комнате.
Я
и Ленин –
фотографией
на белой стене.

 

 Монолог – осмысление происшедших событий современности и грядущего. Здесь несколько мыслей-образов, смена резко контрастных эмоциональных состояний. Сурова и сдержанна декламационная лирическая мелодия солиста вначале. Но главный образ, завершающий этот разговор, – героический. Он возникает в последней строфе текста:

Товарищ Ленин,
по фабрикам дымным,
по землям,
покрытым
снегом и жнивьём,
вашим,
товарищ,
сердцем
и именем
думаем,
дышим,
боремся
и живём!..

Здесь утверждение веры в ленинские идеи, преданность революции, выражение любви к Советской стране.

Последний раздел оратории – её финал «Солнце и поэт». Как и в предыдущем номере, в нём воплощен образ поэта-гражданина, отдающего себя делу революции, созидающего вместе со своим народом новый, светлый мир. Само Солнце берёт его в союзники:

Пойдем, поэт,
взорлим,
вспоем
у мира в сером хламе.
Я буду солнце лить свое,
а ты – свое,
стихами.

Это монументальный оркестрово-хоровой номер с участием солиста. Огромную роль в музыке играет тема ликующего звона колоколов, придающая ей торжественный, солнечный характер. Завершается произведение ораторской мелодией – декламацией солиста и хора, утверждающей жизнь, солнце, деятельное служение людям:

Светить всегда,
светить везде,
до дней последних донца,
светить –
и никаких гвоздей!
Вот лозунг мой –
и солнца!

Оратория – монументальное произведение, которое потребовало от автора применения новых исполнительских и выразительных средств. Свиридов использует в нём большой состав симфонического оркестра с расширенной группой медных духовых (восемь валторн, шесть труб, шесть тромбонов, туба), с включением двух роялей, органа и большого состава хора (от ста шестидесяти до двухсот человек).

Интересны и своеобразны жанровые оттенки отдельных номеров оратории. Здесь и монологи, и песня-гимн, и сцены. Последние доминируют. Стремление к сценической образности — одна из заметных особенностей оратории. В ней есть действующие лица: народ, выступающий по-разному в различных эпизодах, поэт – трибун революции, образы врагов-белогвардейцев во главе с Врангелем. При широком обобщении, несомненной эпичности сочинения, музыке свойственны огромная динамика, активность образно-тематического развития. (Сценические черты, заложенные в этом произведении, вскоре привлекли к нему внимание театра. Впервые на сцене оно было поставлено режиссером Э. Пасынковым в Новосибирском академическом театре оперы и балета в 1961 году.)

В создании «Патетической оратории» композитор выступает смелым новатором. Образы оратории, предельно рельефные и лаконичные, даны крупным планом. Музыка фиксирует только самые основные моменты текста без его детализации. Такой метод возлагает особую ответственность на композитора. Каждая новая тема, гармонический поворот, смена фактуры, оркестровки – все существенно, важно, все должно быть направлено к раскрытию главной идеи, основных образов, наиболее важных изменений в их развитии.

Появление «Патетической оратории» было крупным событием в советской и мировой музыке. В 1960 году оратория была удостоена Ленинской премии, в 1965 году – Ордена Ленина. В июне 1974 года на фестивале русской и советской песни, проходившем во Франции, местная печать представила Свиридова своей искушенной публике как «наиболее поэтичного из современных советских композиторов».

Запись музыки 1975 г.
Симфонический оркестр Московской государственной Филармонии
Дирижёр Кирилл Кондрашин
Республиканская академиеская русская хоровая капелла
Художественный руководитель Александр Юрлов
Нина Исакова, меццо-сопрано
Александр Ведерников, бас 

Использована информация с сайта "Музыкальный мир"

   

© На сайте выложены оригинальные материалы. Просим помещать ссылку на сайт при их использовании.

Комментировать

Внимание: комментарии публикуются после утверждения.