Ко Дню памяти Н.К. Рериха

 

Все, кто прикасался к трудам Н.К. Рериха, кому близок Николай Константинович, все они знают, как сильно любил Рерих Родину, Россию. За 30 последних лет своего земного воплощения, после, как думалось тогда, временного расставания с Россией, когда по Плану Высших Сил всей семье Рерихов указан был путь дальний, после этого лишь однажды Николай Константинович и Елена Ивановна смоги побывать на Родине. Это было во время Центрально-Азиатской экспедиции. Тем не менее, они так любили Россию, и так много сделали для неё, что мало кому доступно даже представить.

Это большая отдельная тема – что Рерихи сделали для Родины. А сейчас можно вспомнить для примера хотя бы то, что когда Николай Константинович, находясь в Гималаях, писал картины, многие из них он создавал именно для России. И жалел потом, что картины, мысленно предназначенные для Родины, оседали в других местах. Например, «Ранние звоны» и «Рамаяна» изначально предназначались для России, но взяты были в музей в Индии.

Но Николай Константинович Рерих – Посланник Братства, как и все Рерихи. А Посланники никогда не приходят на землю ради одного своего народа. Они всегда имеют задание, предусматривающее благо для всей планеты. Даже если такой Посланник действует только в одном своём народе, всё равно его цель – Общее Благо для всех без исключения.

Много стран объехал Николай Константинович Рерих, жил и сотрудничал с разными народами, изучал, собирал и возвышал сокровища разных культур. О ком только не писал Рерих в своих трудах! Русь, славяне, Азия и Америка, Индия, Монголия, Япония, Китай, Непал, Тибет, Финляндия, Латвия, Эстония, Англия, Франция, Италия, Иран, Германия, и многие другие.

Всегда мысли Рериха были жизнеутверждающие, подчёркивающие всё лучшее в этих странах, хотя и обличающие иногда нечто вопиющее. Конечно, нельзя умиляться при виде безобразия. Но даже в таких критических строках Рериха были изложены были или причины, приведшие к безобразию, или пути преодоления, то есть это было «открытие двери», а не «забивание крышки гроба».

Всегда Рерих утверждал сотрудничество, содружество и братство как между людьми, так и между народами. В связи с этим, хочется привести здесь небольшую статью Николая Константиновича «Украина».

Украина

«Время-то летит! Полвека, ровно полвека минуло, как у нас на Васильевском острове против Николаевского моста зачиналось Общество имени Т.Г. Шевченко. Дид Мордовцев, Микешин – целый круг украинцев и почитателей Украины и ее славного певца собирались у нас под председательством моего отца Константина Федоровича.

Микешин, поглаживая стрелки усов, улыбался: «Вот этакое славное дело запрещают! Ну, да к Вам, друже, не доберутся, Вы юрист – Вы выведете на верный путь». Писали Устав, сходились, беседовали о будущих выступлениях, предполагали издать «Кобзаря» с иллюстрациями, читать лекции о творчестве Т.Г. Во время собраний Микешин набросал портрет К.Ф., и все вокруг подписались. Этот лист хранился в моем архиве, может быть, был у моего брата Бориса в Моск-ве. Надеюсь – сохранился.

Мои связи с Украиной завязались давно. Гремела труппа Кропивницкого. Заньковецкая, Саксаганский — целая даровитая семья, и чопорный Питер восчувствовал. Украинские песни восхищали, точно бы новая находка. В Академии Художеств всегда было много украинцев, и мы жили дружно.

Первое впечатление было в Киеве, где мы остановились по пути в Крым. Был яркий праздничный день, я пошел на базар. Тогда еще базар был истинно гоголевским сходбищем. Прекрасные плахты, мониста, шитые сорочки, ленты, ну и шаровары, «як сине море». Накупил плахт, всякой всячины, наслушался звонкой певучей речи и навсегда сохранил па¬мять о бандуристах.

Потом уже в Академии, на украинском вечере, ставил живые картины из «Кобзаря» по эскизам Микешина. Под¬ходит сотрудник «Новостей»: «Вы ведь уроженец Украины»? Говорю: «Нет, я питерец». «Ну, я все-таки скажу, что вы украинец – картины-то удачны, видно, любите Шевченка». Так я и оказался украинцем. Впрочем, ранее, когда на кав-казском вечере я ставил картины, таким же образом я ока¬зался грузином. Биографам – заморока!

Вот и теперь в Гималаях, когда радио дает «Запорожца за Дунаем», яркой, красивой чередой проходят картины Украины. Встают образы Шевченко и Гоголя. И дружба, сердечное дружество сплетается с созвучиями Украины. Да, великое благо – братство народов. Там, где упало такое зерно плодоносное, уже будет жить мысль о мире, о сотруд-ничестве, о геройстве и самоотвержении. Лишь бы посеялось зерно Братства.

Не знаю, жив ли мой портрет Гоголя в гимназии Мая – рисунок на программе ученического спектакля. От первых классов возлюбили Гоголя, и запомнились слова Тараса Бульбы о товариществе: «Вот в какое время подали мы, товарищи, руку на братство. Вот в чем стоит наше товарищество. Нет уз святее товарищества. Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в русской земле, не было таких товарищей. Нет, братцы, так любить может русская душа – любить не то, чтобы умом или чем другим, а всем, что ни есть в тебе... Пусть же знают, что такое значит в русской земле товарищество!»

Вспомним лучшие слова о всех народах великой семьи всесоюзной. Пусть ничто злое не коснется всенародного строительства. Да осенят труд братский творческие достижения!

Украине – любовь и привет. От Гималаев сердечный привет Всесоюзным Народам».

Видится, что именно сейчас важно повторить то, что писал Николай Константинович Рерих об Украине в 1947 году, всего за полгода до своего ухода с земного плана. Именно сейчас важно произносить о ней добрые слова, растить добрые мысли. Именно сейчас, в это опасное время, когда тёмные силы и их служители, сознательные и несознательные, стараются уничтожить не только единство наших народов, не только дружбу, но вообще уничтожить человечность и посеять лютую ненависть. А это легко делается на невежественной почве, если народы не просвещены истинной Культурой, не одухотворены почитанием Света.

Мы не должны поддаваться этим тёмным замыслам. Легко поддаться и незаметно взращивать в себе отрицательные чувства к братскому народу как таковому, в целом. А ведь потом, когда закончится это тяжёлое испытание, когда в сердцах народных засияет свет, станет чрезвычайно стыдно за свои мысли неприязни. Рерих же всегда учит проходить испытания с честью.

Но другое дело – борьба с фашизмом, который поднял голову во всём мире и особенно открыто на Украине. Это нельзя терпеть, приспосабливаться к этому, с тьмой нельзя вступать ни в какие компромиссы, ни в какие переговоры, ибо это называется уже соучаствовать. Так же естественно возмущение духа инертными людскими массами, которые допустили, позволили, не воспротивились, поддержали. Даже среди людей, устремлённых к добру, есть мнение, что со злом не надо бороться, не надо говорить о нём, а надо только умножать добро, говорить лишь о красоте, о свете и тогда зло исчезнет само по себе. У Рерихов неоднократно указано об ошибочности такой точки зрения. Скажем об этом стихами Николая Константиновича Рериха.


ВИЖУ Я!

В землю копьё мы воткнем.
Окончена первая битва.
Оружье моё было крепко.
Мой дух был бодр и покоен.
Но в битве я, мальчик, заметил,
что блеском цветов ты отвлёкся.
Если мы встретим врага,
ты битвой, мальчик, зажгися,
в близость победы поверь.
Глазом стальным, непреклонным
зорко себя очерти,
если битва нужна,
если в победу ты веришь.
Теперь насладимся цветами.
Послушаем горлинки вздохи.
Лицо в ручье охладим.
Кто притаился за камнем?
К бою! врага
вижу я!

1916


А как победить? Об этом другое стихотворение.

ЗАХОЧЕШЬ

В знак победы, милый
мой мальчик, платье
цветное ты не надень.
Победа была, а бой будет.
Не смогут тебя победить.
Но выйдут биться с тобою.
Твою прошлую жизнь прозревая,
сколько блестящих побед
и много горестных знаков я вижу.
Но победа тебе суждена,
если победу
захочешь.

1917

 

 

Жанна Каитова, 13 декабря 2014 года

© На сайте выложены оригинальные материалы. Просим помещать ссылку на сайт при их использовании.

Комментировать

Внимание: комментарии публикуются после утверждения.