показать всё меню

Н. К. Рерих и М. Метерлинк

 

Таисия Пугачёва, 29 октября 2011 г.
Рериховский клуб Общества "Зов к Культуре"

Введение

Н. К. Рерих хорошо знал творчество М.Метерлинка, оно было ему близко своей утонченностью чувств, напряженной духовностью, пронизывающей мир людей, вещей, архитектуру, пейзаж, то есть присутствием тайны миров и стихий.

В 1907 году, когда вышло 3-х томное сочинение Метерлинка, Н.К.Рерих принял участие в оформлении иллюстраций к пьесам «Принцесса Мален», «Сестра Беатриса», «Слепые».
Стилизуя гравюру на дереве, при помощи заставок и иллюстраций художник пытался раскрыть глубину содержания и специфичность метерлинковской драматургии.
Еще раз над метерлинковскими пьесами Н. К. Рериху пришлось поработать в 1913 году, когда в Москве организовывался Свободный театр и во время войны 1914 году для Петроградского театра Музыкальной драмы.

В 1915 году Н. К. Рерих по мотивам этих пьес исполнил графическую серию архитектурных пейзажей, а в 1920-м появляется и станковая картина «Тайны стен».
Образы Метерлинка не оставляли Н. К. Рериха до конца жизни. Они навеяли картины «Слава герою» (1933) и «Тени прошлого»(1937)

Не только театр связывал этих больших художников, но именно активная культурная деятельность во имя служения человечеству.
Морис Метерлинк поддерживал все культурные начинания Н. К. Рериха. В 1921 году он становится членом организации «Cor Ardens» («Пылающее Сердце»), созданной Н. К. Рерихом в США, основными целями которой являлось формирование международного братства деятелей искусств на широком поле Культуры.

Николай Константинович вспоминал, что именно от Метерлинка он получил напутствие при работе над «Пактом Мира»: «Соберем вокруг этого благородного движения все наши моральные силы, которыми мы можем располагать». Такое напутствие дорогого стоило.
Необходимо познакомиться поближе с человеком, с которым пришлось Н. К. Рериху потрудиться.

 

Часть 1. Творческая биография Мориса Метерлинка


Метерлинк Морис Мари Бернар родился в 1862 году в просвещенной зажиточной семье в городе Гент Фламандской провинции Бельгии. Это Восточная Фландрия.
Отец Метерлинка был директором музея в г. Гент.

Метерлинк рос в обстановке «наивно-уютного, старомодного целомудренного быта провинции. Каждый город есть особое состояние души, писал его соотечественник, бельгийский писатель Роденбах. Было какое-то оцепенение сторожевых башен, готических церквей, ветхих домов, узких переулков и темных каналов прерываемое боем курантов».

С детства Метерлинк отличался трудолюбием, вниманием и сильной волею.
Отец рано заметил увлечение сына стихами, но все-таки настоял на получении Морисом после учебы в иезуитском колледже юридического образования, а не филологического. Сыну пришлось подчиниться, но зато сразу после окончания юридического факультета Гентского университета, Метерлинк отправляется на практику в Париж.

В Париже он жил в доме знакомого семьи – известного писателя-символиста Жориса Гюисмана. В его доме Метерлинк познакомился со знаменитым поэтом Вилье де Лиль-Аданом. «Никто и никогда так не потрясал меня, – пишет Метерлинк в своих воспоминаниях. – Я могу назвать множество людей, живущих на пределе мысли, но я никогда не встречал второго такого человека, который бы нес на себе также ясно и бесповоротно печать гения. Его породила и неизвестно зачем послала сюда некая сочувствующая нам планета, гораздо дальше пошедшая в своей эволюции, чем мы».

В 1891 году Метерлинк переводит трактат «Одеяние духовного брака» Ян ван Рейсбрука со старофламандского на французский язык, со своими коментариями и предисловием.
(Ян ван Рейсбрук, прозванный Удивительным (1293-1381), один из самых глубоких мистиков средневековья, которого ставят в один ряд с Мейстером Экхартом и Якобом Бёме).
В последующем, Метерлинк посвятит Рейсбруку (Рюисбреку) две главы в своем эссе «Сокровище смиренных», да и Новалису (1772-1801), немецкому поэту, философу тоже отведены главы в этом эссе.

«Чтобы понимать труды этих философов-мистиков, – пишет Метерлинк, – надо находиться в особом философском состоянии, столь же отличном от обыкновенного, как состояние бодрствования отличается от сна». Он высоко ценил труды мистиков, считая, что «писания мистиков представляют чистейшие алмазы в сокровище человечества. Их истины не могут ни состариться, ни умереть».

Изучив право в Париже, Метерлинк был принят в Гентскую коллегию адвокатов, но влияние поэтов-символистов было столь велико, что вскоре он оставил адвокатуру и посвятил себя полностью литературе и философии.

Творческая жизнь Метерлинка делится на два периода: бельгийский и парижский.

Бельгийский период сделал Метерлинка известным драматургом. Писал он на французском языке, так как семья была франкоговорящей. В 1883 году было опубликовано первое стихотворение, а через пять лет вышел уже поэтический сборник «Оранжереи», а следом ещё сборник «Теплицы». Многие поэты переводили стихи Метерлинка, и среди них Брюсов и Ремизов (друг Н.К.Рериха).

Одна общая мысль объединяет все его стихотворения – жизнь людей, искаженная их слепотой к внутренним откровениям души, кажется ему уродливой, бессмысленно жестокой, искусственной и душной. «Душно в теплицах, – восклицает Метерлинк, – тесно под стеклянными колпаками искусственной культуры. Нужно на простор к солнцу, нужно вслушиваться в голоса собственной души».

Метерлинк очень ценил и понимал высокую поэзию. Он писал, что «высокую поэзию составляют три главных элемента: красота словесная, страстное наблюдение, то есть изображение того, что действительно существует вокруг нас и в нас самих, и, наконец, идея поэта о неизвестном, о тайне. В этом и есть красота, – в намеках на тайну человеческих судеб, на связи видимого с невидимым, временного с вечным».

То есть высшая поэзия – царство неожиданного.
Вот одно из стихотворений в переводе В.Брюсова из сборника «Теплицы»:

Душа теплицы

Проходят перед взорами вновь вереницы.
Душа в заточенье, под зыбким стеклом,
Цветет, расцветает в плену голубом,
И тянутся стебли до кровли теплицы.
Теплица живой, но усталой души!
О, эти желанья мои без ответа!
О, лилии, ждущие полного света!
На тихой воде в полусне камыши!
О, как бы желал я, – найти под забвеньем
Закрытых очей, утомленных от слез,
Давно пожелтевшие венчики грез,
Пройти к полумертвым, забытым растеньям.
Я жду, что засохшие листья вот-вот
Опять оживут пред моими очами,
Я жду, что луна голубыми перстами
В молчанье раскроет мне замкнутый вход.

Но когда в 1889 году появилась пьеса-сказка «Принцесса Мален», это произвело настоящую сенсацию. Известный французский критик Октав Мирбо сравнил Метерлинка с Шекспиром. И это было признание.Октав Мирбо писал, что «пьеса его превосходит по красоте все, что есть самого прекрасного в Шекспире». Когда через несколько месяцев произошла встреча Метерлинка с критиком, тот признался, что боялся, что Метерлинк в свои молодые годы не перенесет славы, так неожиданно свалившейся на него. Но Метерлинк справился с этим достойно, уехал в деревню и трудился.

Одна за другой выходят пьесы: «Непрошенная», «Слепые», «Пеллеас и Мелисанда», «Семь принцесс», «Смерть Тентажиля».

Для всех этих пьес характерна таинственная атмосфера сказки. Герои говорят мало, короткими, многозначительными фразами. Способность преображать мысли в образы в символистской форме, сделать философские мысли общепонятными и очевидными со сцены сделала Метерлинка популярным не только в Бельгии, но далеко за ее пределами.

Метерлинк умел улавливать едва видимое. «Смутными силами рока полна жизнь», – пишет Метерлинк. Он понимает внутреннюю сущность человеческой жизни, как трагедию. Трагизм во всем: в смерти, в любви, в стремлении к свету и познанию – трагизм незнания.

Содержание драм Метерлинка простое и вместе с тем величественное. «Невинные, но невольно враждебные друг другу судьбы сплетаются и расплетаются на общую погибель под опечаленными взглядами более мудрых, которые предвидят будущее и ничего не могут изменить. Всякое резкое движение во мгле, привлекает внимание смерти», – пишет Метерлинк.
Символизм пьес-драм тоже достаточно прост и ясен.

Например, пьеса «Слепые». На острове группа слепых людей остается без своего проводника.
Что происходит с ними несложно представить. Это и страх, и отчаяние, и боль, и злость, и надежда, и разочарование.

Это пьеса о людях, которые в мире живут так же, как слепые.
Действующие лица в пьесе: шесть слепых стариков и шесть слепых женщин. Одна из них в немом помешательстве держит на коленях спящее дитя, одна странно молода. И среди них старый священник.

Итак, символизм: слепые – символ трагической судьбы всего человечества, и каждая из слепых символизирует определенную сторону человеческой жизни (красоту, вдохновение); зрячий ребенок – что-то новое, нарождающееся; священник, умерший под деревом – бывший проводник, олицетворяет смерть религии в целом. Поняв, что религия умерла, человек почувствовал безысходный трагизм своего положения.

Пьеса «Непрошенная гостья» – первая пьеса о смерти и одиночестве.
Пьеса «Пеллеас и Мелисанда» – самая красивая по форме и поэтичности. (Дебюсси написал оперу на этот сюжет). Здесь Метерлинк изобразил внутренний трагизм любви как вечное начало. Это символическая драма идеальных влюбленных, которые уничтожают себя в поисках совершенства.

Мелисанда – душа, осужденная долго томиться на свете.
Пеллеас – «чудное желание», которым душа полна.
Старый замок – символизирует Землю.
Дремучие леса – заботы жизни.

Зритель, не заметивший символов, будет любоваться трогательной драмой любви.

Метерлинк создает в своем городе Гент театр Марионеток,
в котором, по его собственным словам, «совершалась странная и молчаливая трагедия бытия и бесконечности».
Он пишет три пьесы для театра Марионеток, считая, что куклы могут сыграть символ, передать архетипы его героев.

Действующие лица – марионетки, ведомые во мраке страхом и тайной.
В 1895 году Метерлинк женится, а в 1896 году навсегда покидает г. Гент, где его пьесы-сказки стали предметом насмешки, и переселяется в Париж. В Париже Метерлинк сближается с символистами, которые оказывают на него огромное влияние. Наступает Французский период жизни.

Продолжают одна за другой выходить его пьесы с драматургией молчания, намеков и недосказанности, а также философские эссе о смысле жизни, о роли науки.
Во французском периоде тоже можно выделить отдельные этапы жизни и творчества. Это период до Первой мировой войны 1914 года, затем война, и этап до Второй мировой войны, снова война, эмиграция в США и возвращение во Францию в 1947 году.

Наиболее известными пьесами до Первой мировой войны стала драма «Сестра Беатриса» (1900), о которой поговорим позже, и пьеса «Синяя птица» (1908). Она была поставлена в Москве в 1909 году и до сих пор популярна. В ней герои путешествуют по свету в поисках счастья, а находят его у себя дома.

Из философских эссе стали заметны:
«Сокровище смиренных» (1896);
«Мудрость и судьба» (1898), а также
«Жизнь пчёл» (1901), и «Разум цветов» (1907).
В этих эссе Метерлинк дает ключ к философскому пониманию своих трагедий.

В эссе «Сокровище смиренных» уже только названия глав фиксируют суть его размышлений: «Молчание», «Пробуждение души», «Предупреждённые», «О женщинах».

«Слова никогда не объясняют настоящих отношений между двумя существами, – пишет Метерлинк. – Что бы познать то, что существует реально, надо воспитывать между людьми молчание, ибо только в молчании распускаются неожиданные и вечные цветы, меняющие форму и окраску согласно душе, близ которой мы находимся».

Метерлинк считает, что «мы приближаемся к духовному периоду. Станем ждать в молчании, может быть нам вскоре суждено услышать шёпот богов, и хотя душа наша была предупреждена, мы беспрестанно нарушаем удивительные законы Великого Судьи».

Замечательные мысли о женщинах высказывает Метерлинк:
Женщина приближает нас к преддверию нашего существования (т.е. к истокам бытия).
– Они, в самом деле, ближе других стоят к бесконечному, окружающему нас.
– Женщины сохранили нам на Земле самое чувство тайны.

Здесь есть и такие главы: «Трагедия каждого дня», «Незримая доброта», «Глубокая жизнь», «Внутренняя красота».

Приведу лишь несколько примеров высказываний:
на нас одних лежит обязанность расширять сознание Земли». Какой Космос! (Не в смысле астрономии, а в глубине чувств);
– незримая доброта – это одна из тех сил, которые поддерживают людей. Она не от здешнего мира и всё же вмешивается в большую часть наших волнений;
– нужно, чтобы каждый человек нашёл для себя личную возможность жить жизнью высшей среди скромной и неизбежной действительности каждого дня.

Такая перекличка идёт с философией Н. К. Рериха, что не приходится удивляться тесному взаимодействию двух художников.

Метерлинк продолжает: «Единственная пища нашей души – это красота. Она ищет её повсюду и даже на низших ступенях жизни не умирает с голода. Душа может судить только по законам красоты».

Метерлинк надеется на науку, которая сможет решительно осветить тайны природы или «могут быть откровения из другого Мира, или с другой Планеты более древней и сведующей, которые поведуют нам начала и цели жизни».
В 1911 году Метерлинку присуждают Нобелевскую премию по литературе «за многолетнюю литературную деятельность».


В эссе «Жизнь пчёл» Метерлинк признается, что «уже давно отказался искать в этом мире более интересное и более прекрасное чудо, чем истина или чем усилие человека ее постигнуть». «Вы увидите, – пишет Метерлинк, – что нам часто придется останавливаться перед неизвестным».

Метерлинк проводит аналогии между человеческим сообществом и пчелиным. «Пчёлы преподают нам превосходные уроки, как и все уроки природы. Для них вмешательство высшей силы в их жизнь факт неоспоримый. И если мы сумеем извлечь уроки природы, тогда настанет момент, когда всё обратится вполне естественно во благо для духа, сумевшего подчиниться по доброй воле обязанностям истинно человеческим».

Во время Первой мировой войны Метерлинк попытался записаться в бельгийскую гражданскую гвардию, но не попал из-за возраста. Свою гражданскую патриотическую позицию выражал в пропагандистских лекциях в Европе и США и в философских эссе «Смерть» и «Мелочи войны».

В 1932 году Король Бельгии пожаловал ему титул графа.
В период между двумя мировыми войнами было написано восемь пьес и восемь философских эссе.

В поздних пьесах Метерлинк обращается к библейским, сказочным и историческим сюжетам. Среди них «Иуда Искариот», «Обручение», «Могущество мертвых» и др., прослеживается интерес к мистике и оккультизму.

Самые известные философские трактаты этого периода «Жизнь термитов» (1926), «Жизнь пространства» (1928), «Жизнь муравьев» (1930).

Они свидетельствуют, что « миросозерцание Метерлинка склоняется к научному постижению мира, который еще более непостижим, бесконечен и мистичен, чем религиозное толкование». «Сокровище смиренных» заменяется «сокровищем ученых». Он прозревает в будущее, считая, что «то великое открытие науки, от которого зависит судьба мира, уже близко».
Он продолжает говорить только о свете, только о радости.

В 1939 году., когда нацистская Германия угрожала Европе, Метерлинк переехал в Португалию под покровительство диктатора Салазари. Когда же стало очевидным, что Португалия тоже может оказаться под пятою Гитлера, Метерлинк уезжает в США в 1940 году.

Последними произведениями стал философский трактат «Иной мир, или солнечные часы» (1942) и пьеса «Жанна д/Арк» (1945) В 1947 годы Метерлинк из-за проблем со здоровьем возвращается во Францию, в свой особняк «Пчельник» в Ницце, где и скончался в 1949 году от сердечного приступа. Посмертно вышли мемуары «Голубые пузыри»(1948).

Через гений Метерлинка, считают в литературном мире, проявилась душа бельгийского народа. Как писал Н. М. Минский в 1914 г. в очерке для Полного собрания сочинений Мориса Метерлинка: «Из стыдливо-прекрасной души народа мир увидел душу Бельгии, самоотверженную, рыцарски бесстрашную, пламенно – безупречную».

Блок писал, что внимание к Метерлинку было вызвано умением органично воплотить в художественных формах ощущение «конца века».

Н. К. Рерих из далекой Индии, после Второй мировой войны, думая о всех, с кем «пришлось потрудиться», вспоминает М. Метерлинка как близкого друга. Он сравнивает его с колонной Храма, которая годится и для будущих послевоенных построений.


 

© На сайте выложены оригинальные материалы. Просим помещать ссылку на сайт при их использовании.

Комментировать

Внимание: комментарии публикуются после утверждения.