Чеглакова Елена


РОЯЛЬ И ОРГАН

 

Рояль замер всеми струнами и клавишами, хотя он и так молчал. Сегодня выходной. Но сейчас он даже замер!

Играл его старший брат Орган. У Органа столько клавишей, педалей, он такой большой, красивый, объёмный в звучании, что невозможно не замереть в восторге профессионалу.

Первые же аккорды Органа уносили ввысь слушателей, даже не задумывающихся об этом. Они не ощущали особого состояния невесомости своей плоти, своего физического тела.

Но они чувствовали, что устремлялись вслед за звуками какой-то своей составляющей частью, неведомой может быть им.
Кто-то вспоминал о сердце, кто-то о душе, кто-то стал ближе к своему духу, если задумывался о нём.

И все эти ощущения вызывал в окружающих слушателях Орган и это, очень хорошее музыкальное произведение в руках мастера.

Звучало очень хорошее музыкальное произведение.

Оно как бы вводило всех присутствующих в свой поток протяжно-насыщенных, спирально восходящих звуков.

Это произведение скрепляло между собой, возвышало и создавало особую сферу взаимосвязей на время звучания, а возможно и дольше, совсем незнакомых людей, которые так и останутся, возможно, незнакомыми.

Но никто не знает, может быть они уже когда-то встречались в прошлых воплощениях, и сейчас в этот зал их привела судьба. Конечно, судьба, благодаря которой сейчас оставался в их сердце и в душе след гармоничных успокаивающих и в то же время тревожащих чувства звуков.

Многие присутствующие были на грани неисполнения долга в отношении чего-то великого, к которому должны быть причастны, и, может быть, не пробудились, не поняли сути жизни вечной, по заданию высокому, не претворённому как надо во имя Света, Блага. И возможно именно при звучании Органа в них пробуждалось что-то особенное.
Рояль всё чувствовал, он знал – есть произведения, в которых и он может помогать Органу в этом прекрасном деле наполнения, пробуждения человечества и ждал этих мгновений.

Он ещё чувствовал на себе руки создателей, которые с любовью собирали его, остались в памяти и все прикосновения аккомпаниаторов, исполнителей. Он счастлив был этому сильному по действию в пространстве разнообразному звучанию Органа.

Старший брат – большой, неповоротливый инструмент, нёс в себе божественно прекрасные звуки, соединяясь с тем, кто руководил им в этот необыкновенный час, с тем, на ком лежала ответственность за звучание органа и значит за человечество и окружающий мир.

Тот, кто руководил органом, впитывал в себя эти звуки, пропускал через сердце и отдавал на этой сердечной волне миру особенное созвучие.
А кто не понял ничего в этом действии, раздражался или был равнодушным – это его беда, хотя, может быть и всего Мироздания…

Играл старший брат Орган. И Рояль замер, воспринимая объёмные, сильные звуки, устремляющие к Небесам.

Орган звучал в руках мастера-исполнителя, и его звучание соединяло сердца совсем по-другому, особенно, отлично от других инструментов.
Он звучал иногда так насыщенно спирально, что невозможно так передавать это состояние другими инструментами.

Летящие, не смолкающие длительно и уходящие во времени в пространство не просто звуки, а огромные потоки звуков, волнами обволакивали слушателей, то нежно, трепетно и ласково, то сильно, бурно устремляя с собой, не принимая возражения, увлекая за собою ввысь максимально возможными звуками, которые только может выдержать человеческое сердце.

Наверное, хочется играть сутками, если есть созвучие, которое дают необыкновенные по звучанию ноты, складывая мелодии, отражающие страдания, мольбы, гнев, разрушения в человечестве, в природе. Орган покрывал всё пространство чудесным звучанием созидания, утончения, возвышения, в необходимом преобладании по гармоническому соотношению, чтобы вселить в людей надежду на лучшее будущее, отогнать от них возможность окрашиваться тёмно-серыми мыслями и чувствами

Играл старший брат Орган, играл, исполняя очень красивое музыкальное произведение, которое необходимо было Мирозданию.

2012/2019 г.


 

НЕКОТОРЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ О СОЗНАТЕЛЬНОСТИ

ОКРУЖАЮЩЕЙ ПРИРОДЫ

Елена Чеглакова

Когда идёшь по склону скальной гряды в поисках грибов или просто прогуливаешься по нему, то всегда удивляешься выносливости растительного и минерального царств.
Казалось бы, на самом краю минерала едва стоит ель или другое дерево, большое или маленькое, но стоит. Иногда видны, а бывают и не видны, корни его и невольно задумываешься о его устойчивости в любое время года, при любых погодных условиях. И смотришь на это в восхищении.
Устойчивость, устоять, устои…

«Вот мы и пример для вас - говорит всем своим существом дерево едва шевеля ветвями. Удержите в себе этот пример, не поддавайтесь воздействиям извне.
Только если необыкновенной силы стихия сметёт, а потому и не устоять, или век ваш в этом физическом мире закончился и подойдёт период перехода в иной мир - тогда уж только не устоять соглашайтесь.
Устоять должны и обязаны, вы же с самосознанием, с целями и задачами от Великого Божественного. Держитесь за это великое покрепче! Великое всепроникающее всегда рядом с вами.
Ну что же вы? Опять сплоховали! Всех на скалу, на испытание и очищение, на ветер, под дождь, снег. И стойте! Да ещё жучки, паучки вас покусывать будут и подъедать. А вы и ответить не можете, только ветвями помахиваете, соками ранки обмываете и выделяете особые, прекрасно звучащие, вещества жизненной силы. Жить приходится и с жучками, и с паучками. Им тоже жизнь дана. Именно в таком виде».
«У нас функций много, не одна только устойчивость – говорит дерево. А у вас больше. Вы же можете перевороты эволюционные и плавные, и резкие делать. На что уж способны будете. К тому же у вас примеры подвижников ещё есть, и путь вам прокладывают.
У вас такие большие возможности. В тепле, сытые по минимуму почти всегда, главное все вы можете использовать самосознание. Нам до него много ещё в пути….
Мы за скалу держимся - она для нас от Божественной Идеи дана. Держитесь и вы, за свою скалу, что есть силы держитесь, иначе не устоять. Вы же не держитесь, потому что не всё время с Божественным находитесь в сознании. Много дел у вас, а потому внимание, сосредоточение рассеиваются. Ответственность куда-то уходит, и внезапно убегает. Была… и вдруг нет. Потом опять приходит».

Растительное царство в нас так может отзвучать в общении, помочь хочет в наших человеческих делах. От нас же тоже их состояние зависит. Или хаос стихий, или красота и порядок в мире будут.
Когда идёшь по склону скальной гряды особенно бросается в глаза многообразие сочетаний в совместной жизни у трав, цветов, мхов, лишайников, кустарников, деревьев, протекающих ручьёв, минеральных отложений, в животном мире в разные периоды их существования.
Каждое мгновение меняется индивидуальное звучание и общее звучание всего сообщества в каком-то месте, хотя все же есть ещё большее объединяющее звучание. Нужно внезапно остановиться, замереть чуть дыша, к вам привыкнут, и природа раскроет все свои возможности.
Красота проявлений природы, по которой ступает нога человека, иногда даже выбирая место, чтобы наиболее щадяще происходило его взаимодействие с красотой для всего окружающего сообщества, так и зовёт запомнить необыкновенное звучание и красок, и их оттенков, подаренных нам божественной рукой.
Сколько мыслей приходит при общении с природой! Это наш общий большой дом – природа. И мы в ней старшее царство. И на нас все смотрят, помогают, ждут ответных прекрасных шагов по улучшению существования всей природы всего Космоса.
Конечно, кто-то мешает, кто-то ждёт как бы помешать ещё, но всё можно исправить и направить на улучшение через разумное, в соизмеримости от духовного. Правда, часто это очень длительный процесс.

14.03.2019 г.


 

МИЛЫЙ, ДОБРЫЙ ДОМ.

Елена Чеглакова

 

 

Милый, добрый, старый дом, ты обновлён, но, по сути, ты старый в своих основах. Тебе дали вторую жизнь обновлением строения. Ты был счастлив от этого. Жизнь, хоть и не ярко внешне, но внутренне так и кипела у тебя периодически и до обновления.

И до такого значительного обновления, как теперь, тебя обтекали мысли, разговоры и действия, и делали отложения на тебе: то утончённо трепетные; то изредка вспышками раздражения; то ровные в устремлении, в необходимости внесения изменения жизни планеты для достойного внесения её вклада в построение мироздания.

Зимой, дом, ты одинокий ждал ближайшей встречи с теми, кто вёл такие значительные разговоры об обновлении всей жизни к лучшему, с теми, кто пел песни необычные по своей тематике среди окружающего мира, устремляющие к небесному восхождению.

Как у дома проходило время в ожидании будущей встречи с людьми, которые владели им и заботились о нём как могли? Это – неведомо!

Трудно проходили заботы о нём. Значение его сначала было как прибежища для мыслительного процесса, рождения мыслей у носителей человеческого образца.

Именно человеческого образца, потому что не всюду это встречается даже в ухоженных домах – проявления человеческих чувств, действий и главное мыслей, мыслей чрезвычайного содержания для современного окружающего мира, находящегося чаще в разбросе их от отсутствия, вялости, активности до злодейских.

И вдруг в этом доме происходит произнесение иных, необычных мыслей, звучащих особым светом и насыщенных борьбой за существующий мир во всех гранях жизни не только человеческой, но и всех царств природы!

Дом стоял среди ветров, снегов, дождей, как стоят все дома, предназначенные для жизни людей, даже если они заброшены. Думал ли он при этом? Кто-то посмеётся, кто-то удивится такому вопросу, кто-то рассердится, но этот дом думал. Дома ведут себя так же разнообразно, как и люди, – с мыслями и без мыслей.

Этот дом был предназначен для особой работы. Внешний и внутренний вид не евростандарт. Да это и не надо было. Дом ощущал, как он меняется по своему строению, ещё до того, как его стали обновлять.

Он верил в грядущее значительное обновление, так убедительно люди строили планы этого процесса, обсуждая его предназначение и свои мысли вообще о жизни будущей.

Это его предназначение играло важную мировую роль соответственно предназначению мыслей, которыми были наполнены его обитатели, посещающие дом даже если не очень регулярно.

Сколько сменилось посещающих его людей, а мысли основного предназначения для человечества всё равно продолжали играть значительную роль в мироздании. Главное – они были правильными. Дом чувствовал это, так произносились они были убедительно.

Он даже махнул рукой на своё внутреннее и внешнее убранство, на медлительность действий в этом плане, на относительную неухоженность своего обрамления участком земли, который чаще содержал естественную природную растительность, способную здесь произрастать. Ну, когда же им успеть, – столько всего обсуждалось! Ему казалось, что он пропитан самыми значительными мыслями на планете.

Соседние дома спрашивали: «Как там у тебя дела? Твои обитатели выходят из дома редко, вокруг нет особой цивилизованной красоты, к которой все стремятся, не устал ли ты от них?» Дом отвечал, что он счастлив, и стоял с гордо поднятой головой-крышей, уложенной чудесным образом и увенчанной симпатичной трубой.

И у него появилась соратница, машина, которая привозила людей, обеспечивала по возможности материалами. Сначала одна, потом другая, далее несколько.

Период обновления Дома был затянут, может быть был каким-то не совсем профессиональным, но особые чувства, с которыми это проходило, потрясало его до глубины души, которая, как он считал, была в печке. Трубу удлинили, чтобы она могла выходить на второй этаж, который складывался тоже не совсем обычным образом.

Фундамент кричал снизу: «Сколько мне ещё ждать, ты не можешь намекнуть, чтобы и обо мне подумали, сколько ещё протяну, а то всех завалю?» Дом отвечал, что дело в доверии, лежи и лежи себе тихонечко, когда невмоготу будет – намекни.

Дом уже слился со своими хозяевами, их было так много, такие разные, но главное – все мыслящие в основном хорошо.

Нога профессионала не ступала рядом с домом, баней, которые строились очень необычно даже в смене состава строителей. Да, они и не нужны были, эти профессионалы, чаще скучные люди, которые делали свою работу часто уже автоматически и тем более со значительными финансовыми подкреплениями, на которые особенно рассчитывали.

А здесь было опытное познавание стройки. Дом всё искал образец себя на Тонком плане тихими ночными вечерами, ночами, когда никто не мешал, только звёзды подсвечивали в этом поиске. И он никак не находил себе образец – так всё быстро менялось и чаще в том числе план, в перспективах его сужения и расширения. Тонкий план с его обычной большой скоростью изменения своего состояния, не успевал за ними.

Подошло время определённой следующей степени обновления дома, он уже не мог удовлетворять присутствующих своим состоянием, дела росли, нужен стал простор. Дом был все же запечатлён в Тонком Мире со всеми его обитателями.

И следующие изменения несли свой определённый прогрессивный характер и несколько изменили даже характер дома, сделав его более задумчивым и стремящимся к более утончённому восприятию окружающих.

И у дома есть судьба и у его обитателей тоже...

2014/19г.
 

 

ФЕВРАЛЬ!

Елена Чеглакова

 
 

Первые минуты и часы февраля. Опять оконные записи. Не включаю свет, чуть видно. Метель прекратилась, остался сильнейший ветер, деревья сильно раскачиваются.

Вьюжный февраль въехал, ворвался – знай наших февральских! Всё необычно и мы февральские зовём, уносим, мы обнимаем, обвиваем и увлекаем всё дальше, в февральские дни, которых меньше, чем в других месяцах.

Так сотворили, так было надо: и дней меньше, и один блуждающий, жертвенник, но нам хватает обнять, обвить, запорошить.

За нами весна. Февраль последний месяц зимы, и мы февральские отдаём всё что можем максимально. Природа ждёт весну уже в феврале.

Гуляй февраль пока гуляется. Метель старается, наметает снег в больших количествах, всё согласовано. Покров природе надо сделать снежный. Нужно напитать февральскими кристаллическими соками всё вокруг, а они особенные, концентрированные, добавили своё ещё и предыдущие зимние месяцы, что ранее недодали.

Кто-то может и погибнет за зиму, засохнет, не выдержит испытания, кому-то срок подошёл… может и в этом феврале… так и случается.

Февральское братство трудится быстро, времени немного, а поддержать надо многих, дать энергию и силы пробудить потенциальные для весны.

А ветер становится всё сильней.

Пой ветер свою февральскую песню. Тебе меньше всего дней отвели. Пой, родной, пой про зиму, которая скоро уйдёт и придёт вновь, но уже какая-то другая.

Пой, ветер, передавай свои энергии, уноси всё мешающее, очищай все поры, готовь к весне, к ласковому солнцу сквозь мороз, но всё же по-весеннему. Помоги и ты ветер и отмети, смети сомнения, помоги сделать жизнь радостной. Пусть твои энергии тоже способствуют обновлению.

Милый, вьюжный февральский ветер, хотя и колючий. Да, ты милый своей колючестью, потому что теребишь, оживляешь, усиливаешь все проявления, в которых есть силы в потенциале; силы, которые ты, ветер, помогаешь и заставляешь проявиться в борьбе, хотя и с самим тобой. Но мы знаем, что в сопротивлении закаляемся.

2019 г.

 


 

ОПЯТЬ КАЧЕСТВА

Елена Чеглакова

Уныние, раздражение и болтливость стояли со своими транспарантами за углом. Они поджидали свою добычу.

В плотном, земном мире, все может быть подвержено искажению и появляется отрицательное звучание сочетаний букв, несущее отрицательные проявления в виде отрицательных качеств. Потому и возникли уныние, раздражение, болтливость, которые хотели захватить всё больше людей в поле своего действия.

Буквы – это особые знаки, да ещё зашифрованные числами, переданными в цифрах, уже существуют для особого участия. Человек, если всё чисто и не запятнано, не одевается ложными наветами исказителей, превращающих качества в обозначенные уныние, раздражение, болтливость. Но проявление постоянства в полной мере трудно в земном выражении и потому трудно людям удержаться в проявлении только положительных качеств. Большой это труд!

Вот кто-то вздохнул тяжело, уныло и другому передал это звучание подобно вирусу. Уныние тут как тут, рядышком. Хочет ещё больше помочь слабому и транспарантиком со своим буквосочетанием помахивает, осторожно-настойчиво помахивает, напоминает о себе. Да прогони ты уныние! Но не так всё просто, оно буквально прилипает, обволакивает, смотрит пристально в глаза жертве, загораживает всю остальную активную по всем направлениям жизнь.

Вот кто-то чихнул громко, испугал. А нельзя было поддаваться внезапному. И при определённых обстоятельствах пробегает раздражение в досаде на себя. Нужно быть ко всему готовым в жизни. Оказалось, опять не готов! Раздражение уже поджидало со своим транспарантом на своём привычном для любого случая месте в желании зацепить хоть кого-либо и в чем-либо - взять хоть немного энергии и передать нехорошим. Откуда нехорошим подпитаться энергией? Жить-то хочется, ротозеев полно, а высокие материи им не созвучны, не те вибрации. В высоком всё для блага, для хорошего.

Болтливость всегда готова захватить в свои объятия и не выпускать - и транспарантик бросит, хотя многие реагируют и без этого буквосочетания. Люди болтают, болтают, перекачивают энергию друг от друга. И болтливость питается и растёт, увеличивается в размерах и передаёт опять энергию нехорошим, а они будут делать свои нехорошие дела.

Сколько человека поджидает опасностей помимо транспорта на дорогах, непогоды и прочих неприятностей! Ведь он может заболеть от потери энергии и не понять этого, даже кратковременного процесса, если не будет защищаться предварительно в мыслях. Этому надо учиться, порою продолжительное время. И есть учителя, только нужно прийти к правильному учителю, а это тоже задача - найти его.

16.12.2018 г.
 
 
С творчеством Елены Чеглаковой
можно познакомиться
 
 
 
 

 

© На сайте выложены оригинальные материалы. Просим помещать ссылку на сайт при их использовании.

Комментировать

Внимание: комментарии публикуются после утверждения.