Времена года. Осень

Поленов В.Д. Золотая осень

Осенняя мелодия

Убегая, Лето как будто разбрызгало золото по кронам, к встрече Осени украсив дерева. Звонкие шаги Лета ещё слышны за наполненным прозрачной грустью шелестом дождя. Но эта грусть дождя преходяща, она омоет созревшие плоды и превратится в туман. Туман в саду после ночной прохлады развеется, улетая куда-то к небесам, проявив на мгновение образы, движения, даже звуки ушедшего лета и пребывавших в саду людей.

Осень бродит одна по саду, зная своё предназначение сбора плодов, насыщавшихся летом лучами Солнца. Теперь этот Свет, принятый цветами и кристаллизованный в плодах, должен служить людям. Лишь бы не сгнили плоды, принесли бы пользу, – забота Осени. Примут ли их люди? Увидят ли ценность их? Да и вообще, вспомнят ли о них, наполненных Светом и теплом Лета? Сохранят ли Свет и Тепло, дарованное Солнцем, в своих сердцах?

Осень бродит с мольбертом по лесам, и самые яркие краски дарит Деревьям. А они, наполняясь осознанием значения подготовки перехода к Новой жизни, которая наступит после недолгого Зимнего сна, радостно подставляют свою листву как полотна для творчества Осени. Творчество – радость. Служение людям – радость. Оттого на устах Осени светлая улыбка, хранящая сокровенную Тайну.

Осень подставляет свои ладони Солнцу, шлёпает босиком по лужам, срывает золотую листву и приветствует огненным явлением – осенней грозой тех, кто пришёл на Землю вместе с ней.

 Наталья Папахова

Удивительное рядом

Однажды, выходя, как обычно, на улицу во двор, скорее почувствовала,чем увидела, что что-то необычное происходит: слышался какой-то звук и даже не звук отдельный, а звучание. Звучанием был наполнен двор, но это была не музыка.

Но через мгновение грянул оркестр, который как бы настраивался перед выступлением. Это было странно.

Остановившись от неожиданности, прислушиваюсь и чувствую, что и ко мне прислушиваются и даже, кажется, наблюдают за мной, но не вижу еще никого. Затаились.
И вдруг, разом защебетало, затрещало, запело - заговорило пространство.

Деревья, как бы, ожили и зашевелились. Я оцепенела. Каково же было мое удивление, когда я обнаружила десант – тысячная стая птиц, затаившихся на деревьях, вдруг ожила весельем, щебетаньем, радостью. Им было наверное смешно видеть оцепеневшего человека. Они его явно разглядывали и оценивали степень опасности. Оценив, что не опасно, развеселились и занялись своим делом. Птицы сидели на каждой ветке, как гроздья, казалось, что можно до них дотронуться – так низко они сидели.

Вот тут я начала их разглядывать. Я никогда не видела такой красоты и изящества рядом и в таком количестве. Они будили во мне какое-то знание, но впечатление от увиденного было так ярко, что никакое знание не всплывало, хотя характерный хохолок на головках вызывающе дерзко дразнил мои воспоминания.

Шея затекла от взирания вверх, восторг застрял в горле, желая вырваться, и не с кем разделить его.

А люди идут мимо и никто рядом со мной не останавливается, – не замечают птиц. Не может быть, что бы им было не интересно! "Люди! Ну посмотрите", – стала я приставать к ним. Прилетела красота, как другая цивилизация, и мы можем больше никогда не встретиться и не узнать друг друга.

Красота и Любовь, они ведь всегда вместе. Смотрите же! Любуйтесь! Кто вы? Откуда?

Надо спросить у людей, может быть это только я не знаю? Хотя у меня вертится стишок из детства: "Эта птица – соловей, эта птица – воробей...."

 Может быть дети знают? Спрошу у них. Остановитесь, не бегите, посмотрите!

Удивляются этому чуду и проходят мимо, и взрослые и дети.

Кто мы? Кто мы? Узнай!

Конечно, я узнала. Это СВИРИСТЕЛИ.

Какое счастье прикосновения к этой красивой цивилизации, живущей рядом с нами.

Теперь мы встречаемся ежегодно и уже узнаём друг друга и РАДУЕМСЯ!.

Таисия Пугачёва

 

Ноябрь

В ноябре Осень заботливо собирает всё, что накоплено, осматривает, чтобы ничто не осталось в небрежении, всё было собрано, сложено в закрома для тех, кто придёт и спросит.

Прозрачность леса, сбросившего свой яркий наряд, стоящего в обнажённой сущности, помогает этой своей сущностью в отсутствии листвы, преходящей временно, усмотреть то, что за ней, временной, хотя и яркой, и радующей душу, но заслоняющей не было видно.

И открываются дальние дали, уходящая за горизонт видимого дорога, и всё то, от чего отвлекало очарование красок палитры сентября.

Всё это нужно прочувствовать, пропустить через огонь сердца, и свет его вдохновенный доверить листу чистому, как новой странице Книги Жизни, где уже сейчас каждой огненной мыслью могут быть написаны новые знаки.

И в жизни каждого дня нужно Знаки увидеть, не пройти мимо, суметь прочесть. Потому так важно, что Осень собрала яркие краски, чтобы не отвлекали от главного, чтобы не заслонили, не увлекли от Знаков.

Ноябрьские же неяркие цветы как будто говорят: «Не забывайте – земные цветы не главное. Мы лишь хотим вам напомнить, что истинное – там, в высоких сферах. Мы – напоминание о них».

И неповторимый аромат осенних неброских, но прекрасных цветов вдруг напоминает об аромате чаши Амриты, которую обретает каждый, пройдя все испытания достойно, с честью.

Так, может быть, кто-то устремлённый, начиная свой новый жизненный этап, размышляет у окна, наблюдая за приготовлениями Осени к новому и ответственному.

Наталья Папахова


© На сайте выложены оригинальные материалы. Просим помещать ссылку на сайт при их использовании.

Комментировать

Внимание: комментарии публикуются после утверждения.