Каитова Жанна. Проза

"РОДНЫЕ ПРИШЛИ..."

Каитова Жанна

Все окна в автобусе оказались с затемнёнными стёклами. И когда Роза и Лилия вышли из него, то яркое солнце заставило их зажмуриться. Да-да, Роза и Лилия. И нет, это были не цветы, а две очень милые молодые женщины. Улыбка судьбы и родителей одарила их этими царскими именами. Скажете, что не было таких цариц? Возможно. Но издревле закрепилось мнение, что роза и лилия – царицы среди всех цветов. И, согласитесь, на то есть основания.
Подруги подхватили небольшие чемоданчики на колёсиках и направились в сторону такси. Вообще-то удивительно, что оно здесь было. Небольшой южный городок, в стороне от трасс и туристических маршрутов. Скорее большой посёлок, чем город. Минут за сорок пройдёшь его насквозь. И вдруг такси.

С водительского места выкатился маленький, толстенький мужичок.

– Мадемуазели, куда прикажете? – и сразу открыл багажник.

Лилия чуть заметно нахмурилась. Роза понимающе посмотрела на неё, потом вопросительно подняла брови. Лилия кивнула.

– Здравствуйте. Вы не могли бы нам подсказать, где здесь можно остановиться на несколько дней? Может быть, гостиница?

– Да не, зачем нам гостиница? Есть баба Валя, хоромы у неё, чисто, будете довольны. Она и дома как раз сейчас, садитесь быстрее, а то как уйдёт куда.

Место и правда оказалось чистым и удобным, а баба Валя  приветливой и очень улыбчивой. Она поселила подруг в отдельный маленький домик. Во дворе было ещё два дома: один хозяйский, а второй занимал жилец – пояснила баба Валя.

***

Девушки быстро распаковали вещи и, прежде чем приступить к делу, сели в саду выпить чаю.

– Роза, что ты увидела у таксиста? – спросила Лилия.

– Он под контролем, – ответила Роза. – Контролирующая астральная сущность давно внедрилась в ауру, видна в области головы. Возможно несколько лет.

– Он ждал именно нас, – добавила Лилия. Роза кивнула.

– Значит, мы в этом доме не случайно.

***

На окраине городка зеленела молодая берёзовая рощица. Недавно её преобразовали в парк. Почистили, сделали аккуратные дорожки, поставили скамейки. Счастливцам из цветущего частного сектора парк был не особенно нужен. Но вот жильцам нескольких многоквартирных домов, имеющихся в городке, он доставил настоящую радость.

Лилия медленно шла по аллее парка. Нужно было наконец посмотреть на ту, ради кого они с Розой предприняли эту спешную поездку. Часы показывали около полудня, и людей в парке оказалось совсем мало. Но они всё же были.

Лилия была старше Розы, но со стороны привлекала к себе больше внимания. Высокая, она была как-то изысканно сложена, с лебединой шеей, гордой посадкой головы и врождённой грациозностью. Лицо неяркое и на первый взгляд не особо примечательное. Но те люди, которые общались с ней достаточно долго, однажды начинали понимать, что от её лица трудно отвести взгляд. Медленно проявлялось в нём какое-то скрытое притяжение, что-то необычное, но очень светлое, будто утешающее, спокойное и надёжное…

Роза же имела глаза. Конечно не только их, но они сразу и навсегда затмевали всё остальное. Огромные тёмные звёзды, горящие огнём. Кажется, что, засмотревшись в них подольше, можно будет найти себя где-то в космическом пространстве, а не в этих серых буднях. Но сейчас Роза осталась в доме бабы Вали, ибо там обнаружилось нечто настораживающее. А Лилия пошла на поиски той, которая в них так нуждалась, хотя сама и не осознавала того.

Внутреннее чувство привело Лилию в берёзовый парк. Свернув на очередную боковую дорожку, Лилия наконец увидела её.

***

Роза наполнила прозрачную чашку дымящимся ароматным напитком и бережно поставила перед Лилией. Та ласково улыбнулась подруге.

– Её зовут Анна, – начала Лилия рассказ. – Недавно исполнилось двадцать семь лет. Семья была сама по себе пьющая, но Грегор захотел подстраховаться и подсадил на обоих родителей контролирующие сущности. Сегодня мы уже видели таких.

– В ауре таксиста?

– Да. Тот же вид, и та же ментальная печать на них, – ответила Лилия.

– Значит и таксист дело рук Грегора?

– Несомненно.

– А что Анна? – спросила её Роза.

– Мы очень вовремя приехали, – ответила Лилия. – Конечно, у неё не было шансов сохранить чистоту Тонкого Мира. С детства жила среди серых огней, иногда совсем чёрных, редко было светлее в окружении. Конечно никакой веры в её земном сознании. Очень много жизненных ошибок, впрочем, иначе и быть не могло. Аура вся в ранах…

– А что в глубине?

– Чувствую, дух пострадал не очень сильно. Всё-таки большие накопления, и она готовилась к этому трудному воплощению, ты же помнишь.

– Что именно сказал Учитель об этом? – спросила Роза.

– Он сказал, что её дух не может пробиться к её земному сознанию – потеряна связь. И кричит о помощи.

Она помолчала.

– Грегор тоже остановился здесь, – сказала Роза и показала глазами на один из трёх домиков, принадлежащих их гостеприимной бабе Вале.

Лилия смотрела на свой всё ещё горячий чай. Солнечный луч пронизывал прозрачную чашку насквозь, отчего напиток в ней будто горел янтарным светом.

– Так вот почему таксист привёз нас сюда. Грегор хочет, чтобы мы были у него на глазах.

Лилия взяла Розу за руку и серьёзно посмотрела на неё.

– Роза, я знаю, что ты ещё не сталкивалась с тёмными в прямом противостоянии. Да, это не наша с тобой сфера действий. Мы приносили людям помощь через новое знание, через утешение и поддержку. Мы раскрывали их сердца светом и красотой. Мы залечивали раны людей тканью любви и сострадания. Мы вкладывали в их ауры кристаллы чистого света. Работа с Анной должна была быть такой же. И Грегор не должен был сегодня оказаться здесь. А с ним, как ты знаешь, всегда его астральная свора. Так что их будет много. Времени ждать помощи у нас нет, всё должно решиться завтра. Ты готова?

Роза задорно улыбнулась и решительно кивнула.

***

Грегор, конечно, не был иерофантом. Но являлся доверенным лицом одного из них. С Анной же его связывала давняя вражда. Он ненавидел её, потому что из воплощения в воплощение их сталкивала судьба и Анна неизменно разоблачала его тёмную сущность, в какую бы личину добра он ни облекался.

В этой текущей жизни Грегор нашёл маленькую Анну ещё в детстве и стал работать с её родителями и окружением. Он сделал всё, чтобы её сердце не могло воспламениться, а, наоборот, затемнялось всё больше. Он хотел совсем уничтожить её физически, но при всём своём могуществе и кажущейся беззащитности девочки, ему это не удалось.

Теперь наступил особый срок. И вокруг ничего не подозревающей Анны собрались представители Братства Света и стана тьмы.

***

Григорий Иванович Багрянский – профессор, историк, ректор одного из престижных столичных вузов, человек с безупречной репутацией, меценат по мере своих возможностей – стоял за раскидистыми кустами шиповника и пристально смотрел вперёд.

Сейчас его не узнал бы ни один студент. Обычно приветливое, интеллигентное лицо исчезло, будто сняли маску. А вместо неё на поверхность проступила истинная сущность профессора Багрянского – Грегор. Хищное лицо, кривая усмешка плотно сжатых губ, безжалостная жестокость глаз. Лёд в глубине.

Он пришёл в берёзовую рощу, где Анна обычно проводила свой обеденный перерыв, так как работала совсем рядом, и сразу же её нашёл.

Анна была уже не одна. Она расположилась на своей любимой скамейке, в одной руке держала картонный стаканчик с кофе, в другой – телефон, в котором что-то читала. На соседней скамейке сидела высокая женщина с полуприкрытыми глазами. А напротив – вторая, она смотрела на Анну, точнее в область чуть выше её головы. Грегор узнал их, и волна холодной ненависти ко всем троим сама собою открыла перед ним ближайшую низшую сферу. Он ещё раз усмехнулся и призвал свору.

***

Лилия окутала их троих единой защитной сферой. Она видела, что Роза начала уже аккуратно работать с аурой Анны. Нужно было провести хотя бы минимальную очистку её, прежде чем найдётся возможность приближения к областям сердца. Далее следовало найти в них наименее затемнённый участок и через него устремить прямо в сердце девушки огненный луч Братства. Луч временно очистит оболочки сердца, и собственный дух Анны сможет дать о себе знать. Ну а дальше всё будет зависеть от её свободной воли.

Большое значение имело ещё и то, чем будет в тот момент занято земное сознание Анны. Если оно будет находиться в обычном обывательском потоке мыслей, то пробуждение сердца может и не состояться. Если же что-то выведет её из обычного состояния – радость или горе, какое-то сильное чувство, необычные мысли, то шансы на успех возрастут многократно. Анна читала в телефончике книгу, коротая время обеденного перерыва. И, похоже, книга была выбрана ею удачно.

Лилия перестала наблюдать за ними и сосредоточилась на своей задаче. Грегор скоро появится, и она должна быть готова к защите. Лилия чувствовала выстроенную ею вокруг этой части парка защитную сферу и пространство внутри неё. Ощутив соединение с Истоком, она стала вливать в оболочку сферы больше огня. Она настолько перенесла туда своё восприятие, что чувствовала все случайные потоки энергий, сталкивающихся с защитным барьером и отскакивающих от него в разные стороны. Эта сфера стала будто её собственной аурой, напрягшейся в готовности ко всему.

Как гигантское цунами внезапно волна ненависти обрушилась на защитную сферу. Ледяная, всё пожирающая на своём пути ярость навалилась на барьер в стремлении смести его с лица земли. Лилия выпрямилась как струна, её концентрация стала стопроцентной. Этот ожидаемый, но всё же внезапный удар не смог нарушить её равновесие. Она вся стала как огненная пружина, предельно напряжённая, в состоянии высшего накала спокойствия.

Увидев, что его первый мощный удар не пробил защиту, Грегор стал шептать древние формулы, дающие власть над сущностями низшей сферы, которые уже были рядом. Он вкладывал в них свою волю до тех пор, пока не почувствовал, что они накачаны до такой степени, что скоро сами выйдут из-под его контроля. Тогда он направил их в бой.

Защитный барьер сотрясался всё сильнее. Лилия держала сферу непоколебимой волей, но её мысли были заняты другим. Она смотрела на сияющий Лик Учителя внутри себя. Лилия не была воительницей с тёмными, этим обычно занимались братья. Но некоторый опыт она всё-таки имела. Потому знала, что теперь, когда барьер установлен и крепок, когда её равновесие удержало первый удар, теперь её задача сосредоточиться на Лике Учителя каждой своей частичкой и полностью стать проводником Его Силы. Тогда даже у всех иерофантов вместе взятых не будет против неё никаких шансов.

Лилию потряхивало от мощи проходящих через неё потоков. Грегор был действительно силён, и его чёрная магия отточилась в веках. Было ощущение, что километры вокруг заполнены тёмными сущностями и все их силы направлены против неё. Но Лик Учителя внутри неё сиял всё сильнее, и в сознании вдруг прозвучал голос: «Помни, тьма – как бык картонный».

Лилии показалось, что её тело скоро начнёт плавиться от мощи проходящего через неё огня. Как вдруг напряжение мягко оставило её, защитная сфера неожиданно сама собою стала расширяться, звенеть и на доли мгновений становиться видимой. Она увидела лицо Грегора, как будто стояла рядом с ним, хотя это было не так. Лицо это застыло в гримасе ужаса. Расширяющаяся защитная сфера будто растворяла всех сущностей, которые уже в панике носились вокруг. Когда сфера накрыла Грегора, он закричал во весь голос, закрыл голову руками, словно в попытке спрятаться, и рухнул на землю. В его глазах стояло безумие.

Защитная сфера вычистила весь город от остатков чёрной магии и незаметно растворилась незаметно для участников, а жители города и вовсе ничего не поняли. «Опять эти магнитные бури», – проворчал старичок, прогуливающийся по соседней аллее.

***

Анна попивала ароматный кофе и читала роман о приключениях смелой девушки в средневековой Италии. Сегодня роман особенно захватил её. Она вся погрузилась в него, стараясь ощутить себя на месте героини, пожить её жизнью. Какой-то необычный день выдался. Новые чувства и мысли стали возникать внутри девушки. Она вдруг залюбовалась поступками книжной героини, её самоотверженностью и великодушием. «Боже, как же это красиво», – подумала Анна. А ведь раньше она не задумывалась о том, что внутренний мир человека может быть поистине красив. Красив не тем, что обычно ей казалось таковым – успешностью в карьере, в отношениях, восхищёнными взглядами окружающих. Но красив возвышенными чувствами, благородными намерениями, чистыми мыслями, совсем другими ценностями. «Другими ценностями», – задумчиво прошептала Анна, и её просветлевшее лицо озарилось ещё ярче. Она глубоко вздохнула и стала об этом думать.

***

Баба Валя тепло провожала подруг. Она надавала им в дорожку пирогов и даже окрестила крестным знамением.

– Вот вроде и не похожи, а будто сёстры друг дружке! – сказала баба Валя с умилением.

– Да мы всем сёстры, – засмеялась Роза. – И вам, бубулечка!

– А что, – задорно подхватила баба Валя. – И мне сёстры, что ж!

Подруги пошли к воротам. А у бабы Вали вдруг ни с того ни с сего быстро забилось сердце. Вроде и самочувствие хорошее, а сердце-то быстро-быстро колотится. Она смотрела на удаляющихся женщин, и глаза её стали удивлённо расширяться.

От сестёр вдруг блеснул белый луч, потом ещё один. Тонкие, ослепительные лучи заблестели вокруг головы Лилии, мощно, будто крылья сверкнули из плечей Розы, а потом ровным, великолепным сиянием залили всё пространство вокруг. Через минуту женщины скрылись за поворотом.

В глазах бабы Вали стояли слёзы.

– А сёстры-то – белые… – благоговейно прошептала она.

06.03.2022

 

© На сайте выложены оригинальные материалы. Просим помещать ссылку на сайт при их использовании.

Комментировать

Внимание: комментарии публикуются после утверждения.